Салли (Азимов)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Салли» (англ. Sally) — ироничный фантастический рассказ Айзека Азимова 1953 года из цикла «Рассказы о роботах». Вошел в авторский сборник «Второй „Приход ночи“» (Nightfall Two) 1971 года.

Цитаты[править]

  •  

В кино он бы, конечно, играл злодея, из чего я заключил, что он славный человек. На кино всегда можно положиться, если знать, как к этому подойти.

 

On video he'd be a natural to play the villain, so I assumed he was a nice fellow. It goes to show that video can't be wrong all the time.

  •  

— Вы всем своим машинам даёте имена? — спросил Гелхорн.
Его голос звучал насмешливо, а миссис Хестер не нравились люди, которые подсмеиваются над фермой. Она язвительно сказала:
— Конечно, ведь у машин есть свои индивидуальности, не так ли, Джейк? Все седаны — мальчики, а все машины с откидным верхом — девочки.

 

'Do you have names for all your cars?' asked Gellhorn.
He sounded amused, and Mrs. Hester doesn't like people to sound as though they were making fun of the Farm. She said, sharply, 'Certainly. The cars have real personalities, don't they, Jake? The sedans are all males and the convertibles are females.'

  •  

Я не мог удержаться от улыбки. Салли была такая чистая, что глазам становилось больно. Как раз в этот момент о её ветровое стекло разбилась мошка, и Салли тут же принялась за дело. Она высунула инжектор и побрызгала на стекло тегросолом, а потом дворником согнала жидкость в специальную канавку, Ни капли не попало на сверкающий яблочно-зеленый капот.
Гелхорн сказал:
— Я никогда не видел, чтобы какая-нибудь машина это делала.
— Наверняка не видели, — ответил я. — Только мои машины снабжены такими приспособлениями. Автомобили очень заботятся о своей внешности. Они все время чистят свои стёкла. Им нравится прихорашиваться. Я даже снабдил Салли трубочкой с воском. Она так себя полирует, что в нее можно смотреться, как в зеркало. Если бы я мог наскрести достаточно денег, я и остальных девочек оснастил бы так же. Машины с откидным верхом очень тщеславны.

 

I was grinning. I couldn't help it. Sally was so clean, it almost hurt. Some insect must have died on her windshield or one speck of dust too many had landed, so she was going to work. A little tube protruded and spurted Tergosol over the glass. It spread quickly over the silicone surface film and squeegees snapped into place instantly, passing over the windshield and forcing the water into the little channel that led it, dripping, down to the ground. Not a speck of water got on to her glistening apple-green hood. Squeegee and detergent tube snapped back into place and disappeared.
Gellhorn said, 'I never saw an automatic do that.' 'I guess not,' I said. 'I fixed that up specially on our cars. They're clean. They're always scrubbing their glass. They like it. I've even got Sally fixed up with wax jets. She polishes herself every night till you can see your face in any part of her and shave by it. If I can scrape up the money, I'd be putting it on the rest of the girls. Convertibles are very vain.'

  •  

— У автомобилей с позитронным мозгом мотор и кузов — единое целое. Моторы привыкли к своему собственному телу. Они будут несчастны в другом кузове.
— Хорошо, тут вы правы. Вполне правы, Джейк. Это вроде того, как если бы взяли ваше сознание и переместили в другой череп. Не так ли? Думаете, вам это не понравится?
— Не понравится, нет.
— Но если бы я взял ваш мозг и поместил в тело молодого атлета? Как насчёт этого, Джейк? Вы уже немолоды. Будь у вас такая возможность, неужели вы не захотели бы снова стать двадцатилетним? Вот что я хочу предложить вашим позитронным моторам. Они получат новые тела — последней конструкции.
Я засмеялся.
— Это не имеет смысла, мистер Гелхорн. Я не хотел бы оказаться в молодом теле, если бы весь остаток жизни должен был копать ямы и никогда не есть досыта… Что ты об этом думаешь, Салли?
Обе дверцы Салли открылись, а затем закрылись с мягким щелчком.
— Что это значит? — спросил Гелхорн.
— Так Салли смеется.
Гелхорн выдавил улыбку. Я понял, что он счёл мои слова всего лишь плохой шуткой. Он сказал:
— Рассуждайте логично, Джейк. Машины созданы для того, чтобы на них ездили. Они, вероятно, несчастны без этого.
— На Салли никто не ездил уже пять лет. На мой взгляд, она выглядит достаточно счастливой.
— Не уверен.
Он встал и медленно подошел к Салли.
— Привет, Салли, ты не против, если мы с тобой покатаемся?
Мотор Салли набрал обороты. Она попятилась.
— Не принуждайте её, мистер Гелхорн. Она немного пуглива.
Ярдах в ста от нас по дороге двигались два седана. Они остановились. Наверное, они наблюдали за нами. Меня это не волновало. Я не сводил глаз с Салли.
Гелхорн сказал:
— Спокойно, Салли, спокойно. — Он сделал внезапный выпад и ухватился за дверную ручку. Она, конечно, не поддалась.
Он сказал:
— Минуту назад она открывалась.
— Автоматический замок. У Салли обостренное чувство стыдливости.
Гелхорн отступил, а потом медленно и подчёркнуто произнёс:
— Машина с чувством стыдливости не должна ездить с опущенным верхом. — Он сделал три-четыре шага назад, а потом быстро, так быстро, что я не успел ничего предпринять, разбежался и прыгнул в машину. Он захватил Салли врасплох, выключив зажигание до того, как она успела осознать происшедшее.
В первый раз за пять лет двигатель Салли не работал.
Думаю, что я закричал, но было уже поздно. В машине имелось ручное управление, и Гелхорн воспользовался им. Он включил мотор. Салли опять ожила, но лишилась свободы действий.
Гелхорн поехал по дороге. Седаны все ещё находились там. Они медленно тронулись с места. Думаю, все происходящее было для них загадкой. Одного из них звали Джузеппе, другого — Стивен. Они всегда гуляли вместе. Оба были новичками на ферме, но пробыли здесь уже достаточно долго, чтобы знать, что на наших машинах не ездят.
Гелхорн ехал прямо вперед, и когда до седанов наконец дошло, что Салли не остановится, было уже слишком поздно. Они бросились от нее в разные стороны, а Салли пронеслась между ними с быстротой молнии. Стивен пробил ограду вокруг пруда и покатился по траве и грязи, пока не остановился в каких-нибудь шести дюймах от кромки воды. Джузеппе вылетел на обочину с другой стороны дороги и резко остановился.

 

'The motors and bodies aren't two separate items. They're a single unit. Those motors are used to their own bodies. They wouldn't be happy in another car.'
'All right, that's a point. That's a very good point, Jake. It would be like taking your mind and putting it in someone else's skull. Right? You don't think you would like that?' 'I don't think I would. No.'
'But what if I took your mind and put it into the body of a young athlete. What about that, Jake? You're not a youngster anymore. If you had the chance, wouldn't you enjoy being twenty again? That's what I'm offering some of your positronic motors. They'll be put into new '57 bodies. The latest construction.'
I laughed. 'That doesn't make much sense, Mr. Gellhorn. Some of our cars may be old, but they're well-cared for. Nobody drives them. They're allowed their own way. They're retired, Mr. Gellhorn. I wouldn't want a twenty-year-old body if it meant I had to dig ditches for the rest of my new life and never have enough to eat. What do you think, Sally?'
Sally's two doors opened and then shut with a cushioned slam.
'What's that?' said Gellhorn.
'That's the way Sally laughs.'
Gellhorn forced a smile. I guess he thought I was making a bad joke. He said, 'Talk sense, Jake. Cars are made to be driven. They're probably not happy if you don't drive them.'
I said, 'Sally hasn't been driven in five years. She looks happy to me.'
'I wonder.'
He got up and walked toward Sally slowly. 'Hi, Sally, how'd you like a drive?'
Sally's motor reved up. She backed away.
'Don't push her, Mr. Gellhorn,' I said. 'She's liable to be a little skittish.'
Two sedans were about a hundred yards up the road. They had stopped. Maybe, in their own way, they were watching. I didn't bother about them. I had my eyes on Sally, and I kept them there.
Gellhorn said, 'Steady now, Sally.' He lunged out and seized the door handle. It didn't budge, of course.
He said, 'It opened a minute ago.'
I said, 'Automatic lock. She's got a sense of privacy, Sally has.'
He let go, then said, slowly and deliberately, 'A car with a sense of privacy shouldn't go around with its top down.'
He stepped back three or four paces, then quickly, so quickly I couldn't take a step to stop him, he ran forward and vaulted into the car. He caught Sally completely by surprise, because as he came down, he shut off the ignition before she could lock it in place.
For the first time in five years, Sally's motor was dead.
I think I yelled, but Gellhorn had the switch on 'Manual' and locked that in place, too. He kicked the motor into action. Sally was alive again but she had no freedom of action.
He started up the road. The sedans were still there. They turned and drifted away, not very quickly. I suppose it was all a puzzle to them.
One was Giuseppe, from the Milan factories, and the other was Stephen. They were always together. They were both new at the Farm, but they'd been here long enough to know that our cars just didn't have drivers.
Gellhorn went straight on, and when the sedans finally got it through their heads that Sally wasn't going to slow down, that she couldn't slow down, it was too late for anything but desperate measures.
They broke for it, one to each side, and Sally raced between them like a streak. Steve crashed through the lakeside fence and rolled to a halt on the grass and mud not six inches from the water's edge. Giuseppe bumped along the land side of the road to a shaken halt.

  •  

— Вы подлец и сукин сын. Вы не имели права браться за такую работу сами. Неужели нельзя было обратиться к специалисту?
— Я ещё не сошел с ума.
— Даже если это краденый мотор, вы не должны были так с ним обращаться. Пайка, изоляционная лента и клещи! Это же издевательство над механизмом!
— Он работает, чего же ещё?
— Конечно, он работает, но это же адские мучения для машины. Можно жить с постоянной мигренью и острым артритом, но только что это за жизнь? Мотор страдает.

 

"You're a hound and a bastard. You had no right installing this motor yourself. Why didn't you get a robotics man?'
He said, 'Do I look crazy?'
'Even if it was a stolen motor, you had no right to treat it so. I wouldn't treat a man the way you treated that motor. Solder, tape, and pinch clamps! It's brutal!'
'It works, doesn't it?'
'Sure it works, but it must be hell for the bus. You could live with migraine headaches and acute arthritis, but it wouldn't be much of a life. This car is suffering.'

  •  

Теперь ясно, мои машины могут разговаривать друг с другом. Я в этом больше не сомневаюсь. После случившегося они больше не держат это в секрете. Стук в их двигателях стал постоянным.
И они разговаривают не только между собой. Они говорят с теми автомобилями и автоматобусами, которые приезжают на ферму по делам.

 

My cars talk to one another. I have no doubt about it anymore. It's as though they've gained confidence; as though they're not bothering to keep it a secret anymore. Their engines rattle and knock continuously.
And they don't talk among themselves only. They talk to the cars and buses that come into the Farm on business.

Перевод[править]

А. Л. Шапиро, А. Александрова, Б. Кукаркин, 2002