Перейти к содержанию

Цвель

Материал из Викицитатника
Цвель на берегу водохранилища

Цвель, реже цвиль (региональное, диалектное, стилевое) — серо-зелёная плесень или скопление микроскопических водорослей, а также любой похожий на неё мелкий, почти пылевидный зелёный или сероватый налёт на любых поверхностях (на стенах, камнях, плитах, стволах деревьев, мостовых). Реже — по отношению к поверхности стоячей воды, затянутой ряской или мелкими водорослями. Как правило, цвель связана с запахом сырости, тления и затхлости.

В литературный русский язык «цвель» вошла в начале XX века, вместе со словотворчеством поэтов-футуристов, которым оказалась особенно близка. Как слово звучное и редкое, представляющее собой «старый штиль», цвель значительно чаще встречается в поэтическом языке, чем в прозе, как художественной, так и публицистической.

Цвель в афоризмах и кратких цитатах[править]

  •  

Покрасил воду в зелень-цвель
Шальной, блажной апрель.[1]

  Вера Меркурьева, «Покрасил воду в зелень-цвель...» (из цикла «Листики»), апрель 1920
  •  

В амбаре пыльно, пахнет мышами, мукой и цвелью.[2]

  Борис Губер, «Шарашкина контора», 1924
  •  

У нас
ещё
не Эдем и рай
мещанская
тина с цвелью.[3]

  Владимир Маяковский, «Служака», 1928
  •  

При входе ли в дома, под цвелью ли болот,
В ночном ли трепете, объявшем небосвод
Порыв безудержный любить...[4]

  Бенедикт Лившиц, «Mugitusque boum», 1934
  •  

А болести ― пусть, в теле как цвель они...[1]

  Вера Меркурьева, «Хроника», 13 января 1937
  •  

Встаём. Свернём постель и бродим как в тумане.
Цвель по стенам, как пятна ржавых слёз.[5]

  Юрий Трифонов, «Отблеск костра», 1965
  •  

Твоё древнее имя из библии,
как болота Боливии гиблые,
засосала
вселенская цвель...[6]

  Евгений Евтушенко, «На Puente de los Suspiros...», 1985
  •  

...нетрудно представить, до чего можно довести воду, в которой мокнут какие-то железные койки, тухлые валенки, коровьи кости и всякая цвель.[7]

  Асар Эппель, «Aestas sacra», 1992

Цвель в научно-популярной литературе, публицистике и мемуарах[править]

  •  

Не к квартире профессора шли: завернули на двор, что напротив, и расположились как раз перед желтеньким домом; за ними кривился сарайчик ветхий с промшелой, ожелченной мохами крышей, с промшелым забориком, с прелою кучей, где мусоры розовые или серо-синявые, ― гнилью цве́ли; вся трухлявая гнилость кричала из черно-зеленого крапа предметов на желтом на всем, ― выпирающей ржаво-оранжевой рыжью.[8]

  Андрей Белый, «Москва» (Часть 2. Москва под ударом), 1926
  •  

Домов крестьян, бежавших из сёл, прижулькнутых к горе, почти не осталось, да и сама Красная гора от зимних испарений с Енисея и Качи и всяких других городских помойных выделений начала покрываться ядовитой зеленью иль сине-зелёной плесенью, смахивающей на купорос[9]

  Виктор Астафьев, «Последний поклон», до 1991
  •  

Ручьи бегут со свалочных холмов, и Копытовка, поток этот, который мог быть ручьист и переливчат, косноязычна и неприглядна. Она не замерзает и омерзительна круглый год, и, глядя на неё, нетрудно представить, до чего можно довести воду, в которой мокнут какие-то железные койки, тухлые валенки, коровьи кости и всякая цвель. Протекает речонка глубоко под мостом, пойма ее обширна, и с моста видно далеко. Далеко видны и быстрые поганые воды, перламутровые от слизи и земных жиров, а грязная суповая пена, не производя шипения, сбивается у торчащих из воды жердей и железин. Но зловония и тут пока нету, а есть пока первый пример грядущей мерзости.[7]

  Асар Эппель, «Aestas sacra», 1992

Цвель в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

Всю комнату оплело тончайшей смугло-золотой паутиной. Скреблась мышь. Из кухни тянуло ледяной цвелью. Посидев полчаса, романтик нехотя поднялся. О, как ему не хотелось уходить на улицу, в темноту и холод! Его не удерживали.[10]

  Валентин Катаев, «Бездельник Эдуард», 1920
  •  

Мишка не слушает ― пегая все равно не уйдет. Бывает, что вместо денег он расплачивается хлебом. Тогда в амбар посылает Зину. В амбаре пыльно, пахнет мышами, мукой и цвелью. Засеки полны щуплым крестьянским зерном; когда его насыпают в мешки, пыль поднимается едкими облаками. Под потолком висят на ржавом коромысле тяжелые железные чашки…[2]

  Борис Губер, «Шарашкина контора», 1924
  •  

Несколько раз мы с Кузярём пытались незаметно пробраться к кучке парней и молодых мужиков, которые обычно в тёмные вечера сходились по одному, по два за селом, на высоком прибрежном отложье, у маленького болотца, заросшего цвелью. В осенней тьме исчезали и взгорки, и ямины, и полевые дали. Пахло прелой сыростью и блёклой полынью.[11]

  Фёдор Гладков, «Лихая година», 1954

Цвель в стихах[править]

Прибрежная цвель, тина в полосе прибоя
  •  

В шатрах, истертых ликов цвель где,
из ран лотков сочилась клюква,
а сквозь меня на лунном сельде
скакала крашеная буква.[3]

  Владимир Маяковский, «Уличное», 1913
  •  

Во цвель прудов ползут откосы,
А в портики ― аквамарин,
Иль плещется плащом курносый
Выпуклолобый паладин?..[4].

  Бенедикт Лившиц, «Павловск», 1914
  •  

В лиловой мгле июньских вечеров
над цвелью риз зеленого пруда
в беседках, сотканных из роз и льда,
блестят фигуры мраморных богов.[12]

  Татьяна Вечорка, «Павловск», 1916
  •  

Ужасных мук ужасный стон.
А здесь ― о, ржавчина и цвель! ―
Мне в каждом зипуне мерещится Дантон,
За каждым деревом ― Кромвель.[13]

  Велимир Хлебников, «Народ поднял верховный жезел...», 10 марта 1917
  •  

Тяжёлый створ широко
Зевнул прохладой, чернотой и цвелью,
И с лампочкой в руках, как рудокопы,
Спустились мы в тёмно-зелёный ледник.[14]

  Георгий Шенгели, «Замок упал. Тяжелый створ широко...», 1921
  •  

Светло-серебряная цвель
Над зарослями и бассейнами.
И занавес дохнёт — и в щель
Колеблющийся и рассеянный
Свет… Падающая вода
Чадры...[15]

  Марина Цветаева, «Светло-серебряная цвель...», 16 июля 1922
  •  

У нас
ещё
не Эдем и рай
мещанская
тина с цвелью.
Работая,
мелочи соразмеряй
с огромной
поставленной целью.[3]

  Владимир Маяковский, «Служака», 1928
  •  

Пускай, куда ни глянь, почувствуется всеми,
При входе ли в дома, под цвелью ли болот,
В ночном ли трепете, объявшем небосвод
Порыв безудержный любить: в траве ль зеленой,
В пруде ль, в пещере ли, в просеке ль оголенной,
Любить всегда, везде, любить, что хватит сил,
Под безмятежностью темнозлатых светил.[4]

  Бенедикт Лившиц, «Mugitusque boum», 1934
  •  

На волоске груди пузырясь,
Дрожит подземное ситро.
Что за предательская сырость?
В ней цвелью подтекло ведро.[16]

  Владимир Нарбут, «Арахис» (из цикла «Воспоминания о Сочи-Мацесте»), 1936
  •  

Я в сердце века ― путь неясен,
А время удаляет цель:
И посоха усталый ясень,
И меди нищенскую цвель.[17]

  Осип Мандельштам, «Я в сердце века — путь неясен...» 14 декабря 1936
  •  

Пусть девушка сойдёт с ума
В твоём взбешенном колесе,
Не зная злобы площадной,
Не зная подлости земной,
Пройдет мечтою синема
Сквозь эту пыль, сквозь эту цвель
Такой же лёгкой, как досель,
Не заблудившейся впотьмах...[18]

  Николай Владимирович Петерец, «Карусель», 1946
  •  

А тогда уж никто никого не жалей,
И к мольбам их каждый будь глух,
Когда над весёлою цвелью полей
Захохочет алый петух.[19]

  Леонид Чертков, «Нас дороги манили дарами войны...» (из цикла «Соль земли»), 1953
  •  

Нехороший наш край, гниловатый:
По болотам комар да слепень.
Зарастает, как пухлою ватой,
Белой цвелью берёзовый пень.[20]

  Борис Нарциссов, «Ведогонь», 1958
  •  

А стёжки, то прямы, то скошены,
Разрослись, как в озёрах цвель, ―
То ли ягоды, то ль горошины,
То ль обвивший крылечко хмель.[21]

  Всеволод Рождественский, «Вологодские кружева», 1962
  •  

― Эй, подымайся, пёс!
Встаём. Свернём постель и бродим как в тумане.
Цвель по стенам, как пятна ржавых слёз.
Потеки мыльные от мерзостной лохани,
За окнами ― безлюдье, сумрак и мороз.[5]

  Юрий Трифонов, «Отблеск костра», 1965
  •  

… Утихает буря, и от дождя
Остается шелест возни несмелой.
Дождь ошибся окном. Теперь, уйдя,
Он в другое окно стучит, кадя
Остропахнущей цвелью и пеной белой.[22]

  Валерий Перелешин, «Лето», 24 марта 1969
  •  

Венеция, ты исчезаешь
Драконом в чешуе златой,
Под волны синие ныряешь
Вся ― с цвелью и зелёной тьмой...[23]

  Елена Шварц, «Дева верхом на венеции и я у нее на плече», октябрь 1979
  •  

В наше кладбище с древних дней
Ложатся святые, девицы, старухи,
Проросло камнями, на буквах ― цвель,
Сирени тянутся вниз руки
Взбить эту чёрную постель.[23]

  Елена Шварц, «Ожидание» (из цикла «Труды и дни Лавинии»), 1984
  •  

Словно вздох,
ты исчезла, Ракель.
Твоё древнее имя из библии,
как болота Боливии гиблые,
засосала
вселенская цвель.
Сам я сбился с пути,
полусбылся.
Как Раскольников,
сумрачно тих,
я вернулся на место убийства
наших вздохов ―
твоих и моих.[6]

  Евгений Евтушенко, «На Puente de los Suspiros...», 1985
  •  

вышли девушки на реку
в полосатом своем полусне
их ― подобны фонарику
полыхают пустые пенсне
с их папах позолоченных
облетает горючая цвель
в их пахах заболоченных
шевелится щавель[24]

  Олег Юрьев, «Волжская песня» (из цикла «Три песни»), 2009

Источники[править]

  1. 1 2 В. Меркурьева. «Тщета». — М.: Водолей Publishers, 2007 г.
  2. 1 2 Б. Губер. Шарашкина контора. — М.-Л.: ЗИФ, 1926 г.
  3. 1 2 3 В. В. Маяковский. Полное собрание сочинений в тринадцати томах. Москва, ГИХЛ, 1955-1961 гг.
  4. 1 2 3 Б. Лившиц. «Полутороглазый стрелец». — Л.: Советский писатель, 1989 г.
  5. 1 2 Трифонов Ю.В. Собрание сочинений: В 4-х томах. Том четвертый. — М., «Художественная литература», 1987 г.
  6. 1 2 Евгений Евтушенко, «Последние слёзы». — М.: Терра, 1995 г.
  7. 1 2 Асар Эппель. «Шампиньон моей жизни». — М.: Вагриус, 2000 г.
  8. Белый Андрей. «Москва». — М.: Советская Россия, 1990 г.
  9. Виктор Астафьев Собрание сочинений в пятнадцати томах. Том 5. — Красноярск, «Офсет», 1997 г.
  10. Катаев В. Собрание сочинений в 9 т. Том 1. Рассказы и сказки. М.: «Худ. лит.», 1968 г.
  11. Гладков Ф.В., «Лихая година». — М.: Художественная литература, 1954 г.
  12. Татьяна Вечорка, Портреты без ретуши. — М.: Дом-музей М. Цветаевой, 2007 г.
  13. В. Хлебников. Творения. — М.: Советский писатель, 1986 г.
  14. Г. А. Шенгели. Стихотворения и поэмы. Сост., подгот. текста и коммент. В. А. Резвого; биогр. очерк В. Э. Молодякова. — М.: Водолей, 2017 г.
  15. М.И. Цветаева. Собрание сочинений: в 7 томах. — М.: Эллис Лак, 1994-1995 г.
  16. В. Нарбут. Стихотворения. М.: Современник, 1990 г.
  17. О.Э. Мандельштам. Собрание сочинений в четырёх томах. — Москва, Терра, 1991 г.
  18. Н. В. Петерец в сборнике: Русская поэзия Китая. — М.: Время, 2001 г.
  19. Л. Н. Чертков. Стихотворения. — М.: ОГИ, 2004 г.
  20. Б. А. Нарциссов. «Письмо самому себе». — М.: Водолей, 2009 г.
  21. В. Рождественский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1985 г.
  22. Валерий Перелешин. Три родины: Стихотворения и поэмы. Том 1. – М.: Престиж Бук, 2018 г.
  23. 1 2 Елена Шварц. Войско. Оркестр. Парк. Крабль. — СПб.: Common Place, 2018 г.
  24. О. А. Юрьев. Стихи и другие стихотворения. — М.: Новое издательство, 2011 г.

См. также[править]