Прислуга

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Прислуга, групповой портрет (1908)

Прислу́га, домашняя прислуга, слуги (а также дворня, дворовые, прислужники, служители, служки, челядинцы, челядь) — наиболее общее понятие, характеризующее тех, кто так или иначе прислуживает хозяину, выполняет различные работы по дому и, чаще всего, живёт в доме своего работодателя. В крупных домовладениях может быть очень большое количество слуг, которые выполняют различные виды работ, подчиняясь друг другу и образуя разветвлённую внутреннюю иерархию.

К числу прислуги можно причислить следующие профессии: горничная, няня, кормилица, повар, швейцар, портье, официант, личный водитель (шофёр), гувернантка, домработница, лакей, дворецкий, а также церковный служка. К числу исторических, частично устревших профессий прислуги также относится: батрак, дворник, денщик, казачок, камердинер, капельдинер, камеристка, кельнер, конюх, грум, ключница, экономка, кучер, мажордом, половой, привратник и т. д.

Прислуга в прозе[править]

  •  

Старайся же под влиянием гнева не оскорбить своих гостей, несмотря на свой пышный прием, и лучше принимай их просто, но доставь им удовольствие своим ласковым обхождением. За обедом обращай внимание, чтобы прислуги было меньше, чем гостей — глупо было бы, если бы за немногими гостями ухаживало много прислуги.

  Эпиктет, 120-е годы
  •  

По-видимому, умы этих людей так поглощены напряжёнными размышлениями, что они не способны ни говорить, ни слушать речи собеседников, пока их внимание не привлечено каким-нибудь внешним воздействием на органы речи и слуха; вот почему люди достаточные держат всегда в числе прислуги одного так называемого хлопальщика (по-туземному «клайменоле») и без него никогда не выходят из дому и не делают визитов. Обязанность такого слуги заключается в том, что при встрече двух, трёх или большего числа лиц он должен слегка хлопать по губам того, кому следует говорить, и по правому уху того или тех, к кому говорящий обращается. Этот хлопальщик равным образом должен неизменно сопровождать своего господина на его прогулках и в случае надобности легонько хлопать его по глазам, так как тот всегда бывает настолько погружен в размышления, что на каждом шагу подвергается опасности упасть в яму или стукнуться головой о столб, а на улицах — спихнуть других или самому быть спихнутым в канаву.

  Джонатан Свифт, «Путешествия Гулливера», 1726
  •  

Упавшим тарантасом мне расшибло ногу. Еще хорошо, что лежу я в порядочном доме, где есть уход и прислуга. А кабы на постоялом дворе! За доктором посылаем в другой уезд, пиявки чуть не по рублю серебром штука, а их надо мне очень много.[1]

  Александр Островский, Письма, 1856
  •  

Я вот теперь за тобой ухаживаю, ― добавил он со смехом, ― и что ж ты думаешь, я тебя не ухожу что ли? Будь спокойна: ухожу тебя, разбойницу! Ухожу! ― и с этим Термосёсов приподнял обеими руками кверху Данкино лицо и присосался к ее устам как пиявка. Поцелую этому не предвиделось конца, а в комнату всякую минуту могла взойти прислуга…

  Николай Лесков, «Божедомы», 1868
  •  

Вместе с экономами, пограничными смотрителями и лесничими и другой тип мало-помалу исчезает с лица земли: это — старый слуга. Во время моего детства, помню я, у моего отца служил один из таких мамонтов. Звали его Николай Суховольский, так как он был шляхтичем из шляхетской деревни Сухой Воли, о которой он часто вспоминал в своих рассказах. Отец мой унаследовал его после покойника своего отца, у которого Николай во время Наполеоновских войн был ординарцем. Когда он поступил на службу к моему деду, Николай и сам хорошенько не помнил, а когда его спрашивали об этом, то обыкновенно нюхал табак и отвечал:
— Я был безусым, да и сам пан полковник, — упокой Господь его душу! — еще рубашку в зубах носил.
В доме моего отца он исполнял различные обязанности: был и буфетчиком, и лакеем, летом, в роли эконома, ходил на жнивьё, зимой — в ригу, хранил ключи от водочного склада, от погребов, от сараев, заводил часы, но больше всего ворчал. Ворчал он на моего отца, на мать (я боялся его как огня, хотя и любил его); в кухне затевал баталию с поваром, казачков таскал за уши по всему дому и никогда ничем не был доволен. Во время обеда он всегда стоял за креслом отца, и хотя сам не прислуживал, но присматривал за прислуживающим мальчиком и грыз его, не давая ни минуты отдыха.[2]

  Генрик Сенкевич «Старый слуга», 1875
  •  

В вагоне II класса:
1) Камердинеры служащих, их повара, кухарки, кучера, горничные и трубочисты.
2) Прислуга родственников и знакомых.
3) Родственники и знакомые прислуги.
4) Железнодорожные лошади, ослы и быки.[3]

  Антон Чехов, «Список лиц, имеющих право на бесплатный проезд по русским железным дорогам», 1886
  •  

Меня и сестрицу Марфиньку она просто поедом ела! Да и брату Петру от нее доставалось! Бывало, как рассердится она на кого-нибудь из прислуги, сейчас прибежит к нему в кабинет и требует, чтобы он собственноручно наказал провинившегося. Он, по доброте своей, не хочет, пробует ее урезонить; куда тебе! От его резонов она только пуще рассвирепеет; на него самого накинется, начнет его всякими скверными словами ругать. И байбак-то он, и на мужчину совсем не похож!.. Со стороны слушать совестно.[4]

  Софья Ковалевская, «Воспоминания детства», 1890
  •  

Его светлость может заставить нас быть равными в верхнем этаже, но никогда не будет равенства в комнате для прислуги.

  Джеймс Барри, «Крайтон Великолепный» (акт I), 1902
  •  

— Как вы попали сюда?
В переднюю папы, куда «римские княгини» попадают только по особому разрешению.
Ей по дороге отдали раз десять честь швейцарские гвардейцы, «кавалеры плаща и шпаги» отвешивали ей поклоны, «князья церкви» встали и поклонились при её появлении.
Ещё несколько минут, и она была бы принята в аудиенции папой.
Как это могло случиться?
Виновата ватиканская прислуга.
Трудно представить себе прислугу более распущенную, чем эта бесчисленная и ничего не делающая прислуга Ватикана.
Вы можете ходить сколько угодно и ни за что не добьётесь билета на папские торжества.
Только что появляются эти билеты с крупной надписью на каждом: «Gratis», — ватиканская прислуга расхватывает их все. Билеты, как театральные, продаются с надбавкою барышниками. Билетами торгуют в кабачках. Они продаются пачками.
Билетами на торжества торгуют швейцары больших отелей.
— Сто франков.
— Почему так дорого?
— Лучшие места.
— Да их где угодно сотнями!
— То худшие места. А это места почётные. Ватиканская прислуга доставляет их только в отели.
Швейцары в отелях идут дальше и предлагают вам:
— Не угодно ли вам видеть папу. Завтра приём поклонников.[5]

  Влас Дорошевич, «История одного борова», 1905
  •  

— Вам для прислуги? — спрашивает приказчик. И, получив утвердительный ответ, справляется о подробностях:
— Они кухарка? Для кухарок предпочтительнее всего коричневое бордо с желтой горошиной. Клетка для кухарки тоже хороша. Особливо с красным. Потому цвет лица у кухарок пылкий и требует оживления в кофтах.
— Для нянюшки? Для нянюшки солидное с мелким цветком, кардинал-эстрагон, лиловое с мильфлером… — Для горнишен весёленькое под шёлк, с ажурчиком под брокар…

  Тэффи, «Предпраздничное», 1910
  •  

Если к прислуге относиться по-людски, не стоит её и держать.[6]

  Бернард Шоу, 1910-е
  •  

...кухарки, экономки и другая женская прислуга католических ксёндзов, которые церковными законами были обречена на безбрачие, с давних пор служили одиозными фигурами скабрезных анекдотов. Для чешского читателя такого пояснения не требовалось. Он многозначительно улыбался при одном упоминании «фарских кухарок», т.е. кухарок ксёндзов. И вот три сестры набожного судьи, вероятно, искренне почитающего «служителей бога», прижили детей от ксендзов, а судье вдобавок приходится быть крёстным отцом, так как никто не хотел выполнять эту роль для внебрачных детей.

  Ярослав Гашек, «Похождения бравого солдата Швейка...» (книга четвёртая, глава I), 1923
  •  

...вбегала всегда взволнованная барышня Таня Куликова, сухонькая, со смешным носом, изъеденным оспой; она приносила книжки или тетрадки, исписанные лиловыми словами, наскакивала на всех и подавленно, вполголоса торопила:
― Ну, давайте читать, читать! Вера Петровна успокаивала ее:
― Напьемся чаю, отпустим прислугу и тогда…
— С прислугой осторожно! — предупреждал доктор Сомов, покачивая головой, а на темени её, в клочковатых волосах, светилась серая, круглая пустота.

  Максим Горький, «Жизнь Клима Самгина (Сорок лет)», 1936
  •  

В эту специфическую среду Вайс хотел проникнуть, но, понимая свое положение, люди этой среды держали себя с кастовой замкнутостью. И Вайс с усмешкой думал, что, если бы баронесса вдруг решила принять его как равного и представила своим знакомым, он знал бы, как держать себя с немецкой аристократией, ― книги, фильмы, тренировки служили для этого надежной основой. А о немецкой прислуге он был осведомлен гораздо меньше. Ему предстояло на практике изучить эту новую для него социальную прослойку. Попытки найти ключ к тайнам этой среды с помощью фрау Дитмар окончились безуспешно. Фрау Дитмар заявила с негодованием:
― Прислуга ― это враг в доме. Я стала обходиться без прислуги с тех пор, как моя кухарка сделала мне замечание. Она посмела сказать, что если я не буду к возвращению мужа с работы красиво причесываться, он оставит меня. Это наглецы, соглядатаи в семье! Жизненный опыт Вайса не давал ничего полезного в познании людей этого рода. И если у некоторых его знакомых и были домработницы, то они находились скорее в положении члена семьи, от которого зависят все остальные, пребывающие, кроме того, в непрестанном тревожном ожидании, что вот-вот домработница объявит: с такого-то дня она студентка, или продавщица, или уезжает на новостройку. Сотни машин съезжались каждую субботу вечером к продовольственному цейхгаузу за пайками, размеры и ассортимент которых соответствовали званию и должности того или иного лица. Пайки для своих хозяев получали кухарки, денщики, повара.[7]

  Вадим Кожевников, «Щит и меч». Книга первая, 1968
  •  

…ни один психоаналитик не проникает в такие глубины души, как прислуга (какие мятые нынче простыни, и что вам такое приснилось?)

  Станислав Лем, «Осмотр на месте», 1981

Прислуга в поэзии[править]

  •  

У дверей стоит прислуга
Вся в убранстве из жемчу́га,
Так как жар вот и горит,
По̀-гишпански говорит…
Между ними тут Емеля…
Тут прислуга подскочила
И царевича спросила,
Кто он родом и отколь,
Не саратовская ль голь,
И не с вражьего ль навета
Прикатил к ним до рассвета?[8]

  Николай Некрасов, «Сказка о царевне Ясносвете», 1840
  •  

Спешите вы к одру больного друга,
Его приют безмолвен и уныл.
Открыта дверь, чуть шепчется прислуга,
Душистый мускус воздух напоил.
Больной лежит и с хриплым шумом дышит,
Вы вздрогнули, ― ваш слух невольно слышит:
Кончается…[9]

  Константин Фофанов, «Кончается!..», 15 мая 1888
  •  

Володя, Саша, Надя… без конца, ―
И в этом мертвом доме мы друг друга
Любили мало; чтоб звонком отца
Не потревожить, так же как прислуга,
Мы приходили с черного крыльца.
А между тем, не ведая досуга,
Здоровья не щадя, отец служил
И всё копил, он всё для нас копил.[10]

  Дмитрий Мережковский, «Старинные октавы», 1895-1899
  •  

У ней ключи: всем верховодит,
Сама в шелках, атласах ходит,
Ну прямо райское житье.
Прислуге велено ее,
Вишь, звать «Аглаей Николавной».
Небось забыла, как недавно
Ходила девка босиком,
Владела дорогим добром:
Одной посконною рубашкой,
Да называлась просто Глашкой. <...>
Прислуга в коридоре
Давно уж выстроилась в ряд
И смотрит с жадностью им в руки.
Последний вздох! А через несколько минут
Они опять «к себе» идут ―
И изумленная прислуга
Вручает им их прежний ключ…
Блаженства истинного луч,
Забвенье поцелуев жарких…[11]

  Татьяна Щепкина-Куперник, «Марьянна Волховская», 1907
  •  

Зал очнулся: шепот, крики,
Обмороки дам.
«Сумасшедший! Пьяный! Дикий!»
― «Осторожней ― в морду дам».
Но прислуга «господину»
Завязала рот
И снесла, измяв, как глину,
На пролётку у ворот…[12]

  Саша Чёрный, «Пять минут», 1910
  •  

Она скрывала дрожь испуга,
Когда пальто свое сняла,
Когда в последний раз прислуга
Вошла зачем-то и ушла,
А он дрожал, нетерпеливо
Ее кидался раздевать,
Взирая жадно и блудливо
На их широкую кровать.
И в спальне с едкими духами,
Где свечи проливали муть,
Он тискал потными руками
Ее лицо, плечо и грудь.[13]

  Илья Эренбург, «Первая ночь», 1913
  •  

Я ― прислуга со всеми удобствами ―
Получаю пятнадцать рублей,
Не ворую, не пью и не злобствую
И самой инженерши честней.
Дело в том, что жена инженерская
Норовит обсчитать муженька.
Я над нею труню (я ведь дерзкая!)
И словесно даю ей пинка.[14].

  Игорь Северянин, «Шансонетка горничной», 1913
  •  

И во взор попа голубоватый,
Верно, ужас заглянул уродом,
Что супруги, наподобье статуй,
Обмерши, застыли над комодом.
А когда прислуга притащила
С талиею низкою и узкой
Грузный звучный самовар, ― уныло
Пили долго-долго чай вприкуску.[15]

  Владимир Нарбут, «Подкатил к селу осенний праздник...», 1913
  •  

Квартира занята ―
Весь низ ― под ними.
Прислуга нанята:
― Теперь двоими
Не обойтись, пожалуй,
Да, ладно, впрочем…[16]

  Георгий Оболдуев, «Так лето протекло...» (из цикла «Я видел»), 1950
  •  

Старик был ядовитый
И ссорился с прислугой,
Жил всеми позабытый
И мучился недугом.[17]

  Борис Нарциссов, «Старик был ядовитый...», 1965

Пословицы[править]

  •  

Каждая женщина у себя в дому и госпожа, и прислуга.

  Азербайджанская пословица
  •  

Год поживёт — рог наживёт, два поживёт — два наживёт; а три поживёт — хозяина сбодёт.[18](о прислуге)

  Русская пословица

Источники[править]

  1. А.Н.Островский. Полное собрание сочинений: в 12-ти томах. Том 11: Письма (1848 – 1880 гг). — М.: 1979 г.
  2. Генрик Сенкевич. Повести и рассказы. — М.: Редакция журнала «Русская мысль», 1893 г.
  3. Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 5. (Рассказы. Юморески), 1886. — стр.185
  4. Ковалевская С.В. Воспоминания. Повести. Москва-Ленинград, «Наука», 1974 г.
  5. Дорошевич В. М., Собрание сочинений. Том V. По Европе. — М.: Товарищество И. Д. Сытина, 1905 год — стр.188.
  6. Мысли, афоризмы и шутки знаменитых мужчин (изд. 4-е, дополненное) / составитель Душенко К. В. — М.: Эксмо, 2004.
  7. Кожевников В. М. Щит и меч. ― М.: Советский писатель, 1968 г.
  8. Н. А. Некрасов. Полное собрание стихотворений в 3 томах: «Библиотека поэта». Большая серия. Ленинград: Советский писатель, 1967 год
  9. К. М. Фофанов. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. — М.-Л.: Советский писатель, 1962 г.
  10. Д. С. Мережковский. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Большая серия. — СПб.: Академический проект, 2000 г.
  11. Т. Л. Щепкина-Куперник. Избранные стихотворения и поэмы. — М.: ОГИ, 2008 г.
  12. Саша Чёрный. Собрание сочинений в пяти томах. Москва, «Эллис-Лак», 2007 г.
  13. И. Эренбург. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. СПб.: Академический проект, 2000 г.
  14. Игорь Северянин, «Громокипящий кубок. Ананасы в шампанском. Соловей. Классические розы.». — М.: «Наука», 2004 г. — стр.53.
  15. В. Нарбут. Стихотворения. М.: Современник, 1990 г.
  16. Г. Оболдуев. Стихотворения. Поэмы. М.: Виртуальная галерея, 2005 г.
  17. Б. А. Нарциссов. «Письмо самому себе». — М.: Водолей, 2009 г.
  18. В. И. Даль. Пословицы русского народа : Сборник пословиц, поговорок, речений, присловий, чистоговорок, прибауток, загадок, поверий и пр. в двух томах. 1862 г. — 1-е изд.

См. также[править]