Ляпсус

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Lapsus pennae»)
Перейти к: навигация, поиск
Клякса на письме
(частный случай lapsus calami)

Ля́псус (от латин. lapsus, падение, ошибка, ошибочный шаг) — случайная или (реже) намеренная промашка, оговорка, упущение, допущенная в устной речи или на письме, как правило, вызванная рассеянностью, спешкой или желанием насмешить.

В устной и письменной речи слово ляпсус употребляется в трёх или четырёх основных значениях: описка, оговорка, обмолвка, провал в памяти (в соответствии с латинскими lapsus linguae, lapsus calami, lapsus memoriae). В классическом психоанализе подобные ошибки рассматриваются как случаи парапраксии и толкуются как плоды воздействия подсознательных влияний.
Как слово забавное и звучное, ляпсус (наряду с «ляписом») также используется для образования смешных прозвищ или фамилий для нелепых людей, чудаков.

Цитаты[править]

ляпсус в беллетристике[править]

  •  

Бью себя в грудь и кричу: Mea culpa.[комм. 1] Относительно ошибки в 42 строфе Гаральда…[комм. 2] Это с моей стороны непростительный lapsus calami, тем более, что в черновом списке у меня стоит так, как следует.[1]

  Алексей Толстой, из письма Михаилу Стасюлевичу от 20 мая 1869 г.
  •  

Этот несчастный lapsus linguae (ошибка в речи) насмешил всех не менее того приветствия, с которым министр-председатель несколько раз обращался к офицерам, а именно «что государь в эту минуту верно помышляет о них».[2]

  Модест Корф, «Записки»
  •  

Посылаю Вам маленький списочек опечаток — их, как Вы увидите, очень немного — за исключением двух, трёх — они незначительны — так что мне очень благодарить приходится и Вас и Анненкова (спасибо также за исправление моего «lapsus calami» о Франкфурте).[3]

  Иван Тургенев, из письма Михаилу Стасюлевичу от 3 января 1872 г.
  •  

Кн. Горчаков упомянул об отношениях Прибалтийского края к России, между прочим, в следующих выражениях: «les deux pays».[комм. 3] Если бы это мог услышать Катков! Вот как у нас государственные люди владеют словом. Эти выражения сорвались с вице-канцлерского языка, и, хотя не один был ими изумлён, Кн. Горчаков едва ли заметил свой lapsus linguae.[4]

  Пётр Валуев, «Дневник»
  •  

Это действительно прекрасно, и нам особенно нравится оригинальная, православная мысль украсить арку изображением Св. Духа. Сочетание слов «оригинальная» и «православная» вырвалось у нас нечаянно, инстинктивно. Но потом, задумавшись над этим как бы lapsus calami, мы сказали себе с горестью: «Да, мы, сами того не замечая, ужасно скоро дожили до того, что серьёзное Православие в России становится в самом деле явлением очень оригинальным. Его просто не знают и не понимают у нас даже и большинство тех, которые ходят в церковь».

  Константин Леонтьев, «Сквозь нашу призму»
  •  

За всем тем, он человек добрый или, лучше сказать, мягкий, и те вершки, которые он предлагает здесь убавить, а там прибавить, всегда свидетельствуют скорее о благосклонном отношении к жизни, нежели об ожесточении. Выражения; согнуть в бараний рог, стереть с лица земли, вырвать вон с корнем, зашвырнуть туда, куда Макар телят не гонял, — никогда не принимались им серьёзно. По нужде он, конечно, терпел их, но никак не мог допустить, чтоб они могли служить выражением какой бы то ни было административной системы.
Он был убеждён, что даже в простом разговоре нелишнее их избегать, чтобы как-нибудь по ошибке, вследствие несчастного lapsus linguae, в самом деле кого-нибудь не согнуть в бараний рог. Первая размолвка его с князем Иваном Семенычем (сначала они некоторое время служили вместе) произошла именно по поводу этого выражения. Князь утверждал, что «этих людей, mon cher, непременно надобно гнуть в бараний рог», Тебеньков же имел смелость почтительнейше полагать, что самое выражение «гнуть в бараний рог» — est une expression de nationalgarde, à peu près vide de sens.[комм. 4]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Благонамеренные речи» (По части женского вопроса)
  •  

Уже не говоря о том, что вся строфа есть не что иное, как lapsus linguae и что г.Минаев, вероятно, хотел сказать, что поэт продал, подобно Исаву, своё первородство, взамен чечевичной похлёбки на обедах (так, по крайней мере, гласит смысл пьесы, но сатирик, очевидно, спутал Исава с похлёбкою)...[5]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «В сумерках». Сатиры и песни Д.Д.Минаева
  •  

— Я имею в виду типичные британские условности во всех их своеобразных формах. Для примера могу рассказать историю, происшедшую со мной, когда я совершил ужасный ляпсус. Я могу позволить себе говорить о своих промахах, вы достаточно хорошо осведомлены о моей работе и знаете, насколько она успешна.

  Конан Дойль, «Его прощальный поклон»
  •  

Капитан Багдасарьян продолжает листать газеты. Присутствие нового человека заставляет его отказаться от своего любимого занятия — поисков ляпсусов и ошибок в работе полковника Кирсанова. Для него это такой же спорт, как для других решать ребусы и кроссворды. Для нас, советских офицеров в Германии, «Иллюстрирте Рундшау» играет роль самого весёлого и развлекательного юмористического журнала. Здесь можно и посмеяться и одновременно прочитать кое-что между строк, чего не найдёшь в советских газетах.

  Григорий Климов, «Песнь победителя»
  •  

― Стрижка, ― подсказал Костя.
― Lapsus memoriae, ― возразил Николай Степанович.
― А жалко, ― сказал таксист.

  Андрей Лазарчук, Михаил Успенский, «Посмотри в глаза чудовищ»
  •  

Lapsus lingua..., lapsus pennae..., lapsus memoria...
– А что такое, по сути, ляпсус, – как не вся ваша человеческая жизнь, господа!..
– А что такое вся ваша человеческая жизнь, господа, – как всего лишь маленький серенький ляпсус – на пыльной поверхности вашего мира...
Lapsus pennae..., lapsus memoria..., – нет! – lapsus vitae, – в итоге.[комм. 5]

  Юрий Ханон, «Чёрные Аллеи»

ляпсус в поэзии[править]

  •  

Но покидает замкнутая каста
Иерофантов тайную ступень
И в жилах бродят зной, и хмель, и лень
Авантюриста ― lapsus ― оргиаста. [6]

  Вера Меркурьева, «Сонет с кодой»

ляпсус в публицистике[править]

  •  

То, что я в письме к тебе упомянул и имя господина Дронке, было, конечно, чистейшее lapsus linguae — старая привычка![7]

  Карл Маркс, из письма Энгельсу от 7 сентября 1853 г.
  •  

Видал ли ты когда-нибудь такую дурацкую выдумку? Чтобы отвлечь от тебя внимание, они будут посылать тебе «шесть дней подряд» экземпляры <твоей брошюры> бандеролью! О самой вещи Лассаль пишет: «Брошюра поистине импонирует остротой и основательностью высказанных в ней стратегических познаний» («остроту познаний» следует рассматривать как lapsus pennae).[комм. 6]

  Карл Маркс, из письма Энгельсу[8] от 12 апреля 1859 г.
  •  

Кто бы мог ожидать, что мотивы <судебных уставов> могут дать точку опоры для реакционной меры, направленной к уменьшению объёма права отвода? Ближайшее исследование показывает, что эта ссылка сделана всуе и есть в лучшем случае lapsus calami.[9]

  Григорий Джаншиев, «Основы судебной реформы»
  •  

Я назвал этот приём или эту черту «особенною особенностью» Успенского. Это не lapsus. Собственно, очеловечение природы ― полное очеловечение, а не только отдельные живописные метафоры, заимствованные из человеческой жизни, встречаются изредка у разных писателей. [10]

  Николай Михайловский, «Г.И.Успенский как писатель и человек»
  •  

Хотя некоторые, — служилые люди и крестьяне, жившие недалеко от литовского рубежа, — искали порой убежища на Западе, уходя на Литовскую Русь, однако в общем они предпочитали двигаться на Восток. На Восток были обращены и их умственные взоры. Читатель помнит, надеюсь, как часто приводил в пример Турцию московский публицист XVI века И.Пересветов. Автор «Беседы валаамских чудотворцев», желая сказать: в иных государствах, делает иногда характерный lapsus linguae, говоря: в иных ордах.[11]

  Георгий Плеханов, «История русской общественной мысли»
  •  

Различна судьба двух детищ случая: рифма в почёте, конечно, заслуженном, оговорка же, lapsus linguae, ― этот кентавр поэзии ― в загоне. [12]

  Николай Бурлюк, Давид Бурлюк, «Поэтические начала»
  •  

Если бы приведённые слова исходили не от Каутского, их можно было бы принять за lapsus linguae увлекшегося оратора.

  Павел Новгородцев, «Об общественном идеале»
  •  

Я с А.Ф. Кони иногда невольно переглядывались при грубых «lapsus-ах», в юридических экскурсиях нового министра.[13]

  Николай Карабчевский, «Что глаза мои видели»
  •  

Павлов делает промашку, ибо Польша вовсе не побеждённая страна. Но этот lapsus можно извинить.

  Николай Бухарин, «О мировой революции, нашей стране, культуре и прочем»
  •  

 Отношение рабочего класса к крестьянству построено и тут по типу отношений плантатора к колониальному объекту эксплуатации. Как мы видим, эта «точка зрения» вполне «увязана» с рассуждением тов. Преображенского об «эксплуатации». Другими словами, здесь не случайные обмолвки, не lapsus linguae, не «неудачное выражение»; у тов. Преображенского есть своя последовательность, есть своя логика; но эта «логика» и эта «последовательность» есть логика и последовательность систематически развиваемой ошибки.

  Николай Бухарин, «Новое откровение о советской экономике или как можно погубить рабоче-крестьянский блок»
  •  

Второе, что требуется от иллюстратора научной фантастики, — это умение быть чертёжником-конструктором, умение облекать технические идеи автора в плоть и кровь конструктивной, инженерной, строительной логики. Он должен иметь не только высокую графическую, чертёжную, но и техническую подготовку, быть знакомым со строительной техникой, с научной аппаратурой, по крайней мере, настолько, чтобы не делать явных ляпсусов в изображении ферм каких-нибудь грандиозных сооружений, мостов, башен. Пока, к сожалению, наши иллюстраторы, за малым исключением, не обладают даже и этим минимумом. Наиболее осторожные из них поэтому ограничиваются рисунком, мало чем отличающимся от исходного чертежа, в котором изобретатель или писатель только схематично оформляет идею. Таково изображение гигантской подковы (идея Циолковского) для опытов над силой тяжести в романе «Прыжок в ничто» (илл. № 3). Невозможно в короткой статье описать все научные и технические ляпсусы и развесистые «клюквы», которые преподносятся читателям нашими иллюстраторами научной фантастики.

  Александр Беляев, из статьи «Иллюстрация в научной фантастике»
  •  

Редакторы, могущие дать и научную и художественную оценку произведения, встречаются пока как редчайшее исключение. В журналах же, печатающих научную фантастику, нередко можно встретить редактора, который не знаком с элементарными понятиями физики, космографии и т. п.(«Центробежная сила вызывает стремление тел к центру!»; «Собственным ли светом светит Луна?»). Это создает случайность судьбы произведения; осторожный редактор, неуверенный в «научности», не принимает иногда доброкачественное произведение, неосторожный — печатает халтуру, полную научных ляпсусов.

  Александр Беляев, «Создадим советскую научную фантастику»
  •  

Не будем поэтому задавать автору и других неприятных вопросов, в частности относящихся к пребыванию героев в недрах земли на огромной глубине. Пройдём мимо и некоторых мелких ошибок и ляпсусов. Без этой доли легкомыслия и риска и без этих ошибок мы не можем мысленно совершить путешествие вместе с героями романа и не обогатим своих знаний.

  Александр Беляев, «О научно-фантастическом романе и книге Гр.Адамова «Победители недр»
  •  

Цену тамошней сыскной полиции мы знаем, но по-арабски она понимает и записывать умеет. Гораздо вероятней, что записала она его первое показание именно так, как он говорил: как рассказывал человек о событии, которое произошло 6 месяцев тому назад, а не так, как он повторяет вчера только заученный урок. Но теперь, когда за Абдул Меджида кто-то взялся за кулисами, кому неудобны именно эти ляпсусы, чересчур непохожие на «заученный урок» — теперь ему велели попытаться исправить эту ошибку, свалив вину хотя бы на полицию.

  Владимир Жаботинский, «Шакалы и моллюски»

ляпсусы в филологии[править]

  •  

В литературе сохранилось немало смешных анекдотов о ляпсусах тех горе-переводчиков, которые то и дело попадают впросак из-за неполного, однобокого знания лексики чужого языка.
В романе «Чернокнижников» А.В.Дружинина кто-то переводит русскую фразу:[14] «Кабинет его квартиры сыр» – при помощи такой французской ахинеи: «Mon logement est tres fromage»[комм. 7]
H.С.Лесков в романе «На ножах» сообщает, что одна из его героинь перевела выражение: «Canonise par le Pape» (то есть «причислен папой к лику святых»):[комм. 8] «Расстрелян папой».[15] <...>
М.И. Пыляев в своей известной книге о замечательных чудаках рассказывает,[16] что один из этих чудаков, желая сказать: «Ваша лошадь в мыле», говорил: «Votre cheval est dans le savon!»[комм. 9]
Такими замечательными «чудаками» являются переводчики, не знающие фразеологизмов того языка, с которого они переводят. Многие из них усвоили иностранный язык только по словарю, вследствие чего им неизвестны самые распространенные идиомы.[17]

  — Корней Чуковский, «Высокое искусство»
  •  

У Чехова сказано: «Тебя, брат, заела среда».
Она перевела: «Ты встал в этот день (должно быть, в среду) не той ногой с кровати».
Такими ляпсусами буквально кишат страницы переводов мисс Фелл. Они в достаточной мере исказили её перевод.
Но представьте себе на минуту, что она, устыдившись, начисто устранила все свои ошибки и промахи, что «батюшка» стал у неё, как и сказано у Чехова, Батюшковым, «каштановое дерево» – Каштанкой, «святой Франциск» – Добролюбовым, – словом, что её перевод стал безупречным подстрочником, – всё же он решительно никуда не годился бы, потому что в нём так и осталось бы без перевода самое важное качество подлинника, его главная суть, его стиль, без которого Чехов – не Чехов.[17]

  Корней Чуковский, «Высокое искусство»
  •  

Характерно, что в сороковых и пятидесятых годах XIX века своевольное обращение Иринарха Введенского с подлинником казалось читательской массе нормальным и почти не вызывало протестов. Вплоть до революции, то есть семьдесят лет подряд, из поколения в поколение, снова и снова они воспроизводились в печати и читались предпочтительно перед всеми другими, и только теперь, когда дело художественного перевода поставлено на новые рельсы, мы вынуждены начисто отказаться от той соблазнительной версии Диккенса, которая дана Иринархом Введенским, и дать свою, без отсебятин и ляпсусов, гораздо более близкую к подлиннику. Если бы Введенский работал сейчас, ни одно издательство не напечатало бы его переводов. И та теория, которой он хотел оправдать свой переводческий метод, воспринимается нами в настоящее время как недопустимая ересь.[17]

  — Корней Чуковский, «Высокое искусство»
  •  

Эти два стиля – салонно-романсовый и сусально-камаринский – немилосердно искажали поэзию Шевченко. Всякие другие отклонения от текста, как бы ни были они велики, наряду с этим извращением стиля кажутся уж не столь сокрушительными. Даже словарные ляпсусы, вообще нередкие в переводах с украинского, не так исказили шевченковский текст, как исказила его фальсификация стиля.
Губительная роль этих ляпсусов очевидна для всякого, поэтому едва ли необходимо распространяться о них. [17]

  — Корней Чуковский, «Высокое искусство»
  •  

Я мог бы без конца приводить эти забавные и грустные промахи, но думаю, что и перечисленных достаточно.
Конечно, не такими ляпсусами измеряется мастерство переводчика. Люди, далёкие от искусства, ошибочно думают, что точность художественного перевода только и заключается в том, чтобы правильно и аккуратно воспроизводить все слова, какие имеются в подлиннике.
Это, конечно, не так.[17]

  — Корней Чуковский, «Высокое искусство»
  •  

Но, конечно, мы не вправе скрывать от себя, что у вдохновенных переводов всегда есть опасность при малейшем ослаблении дисциплины перейти в какой-то фейерверк отсебятин и ляпсусов.[17]

  — Корней Чуковский, «Высокое искусство»

фамилии и прозвища[править]

  •  

На его несчастье, он сразу же столкнулся с работягой Персицким.
― А! ― воскликнул Персицкий. ― Ляпсус!
― Слушайте, ― сказал Никифор Ляпис, понижая голос, ― дайте три рубля. Мне «Герасим и Муму» должен кучу денег.

  Ильф и Петров, «Двенадцать стульев», Глава XXIX, Автор «Гаврилиады»
  •  

― Да, кстати, Ляпсус, почему вы Трубецкой? Почему вам не взять псевдоним ещё получше? Например, Долгорукий! Никифор Долгорукий! Или Никифор Валуа? Или ещё лучше: гражданин Никифор Сумароков-Эльстон? Если у вас случится хорошая кормушка, сразу три стишка в «Гермуму», то выход из положения у вас блестящий.

  Ильф и Петров, «Двенадцать стульев», Глава XXIX, Автор «Гаврилиады»

Комментарии[править]

  1. «Mea culpa» ещё одно расхожее латинское выражение, в прямом переводе: «моя вина» или проще «аз грешен».
  2. «Гаральд» — здесь Алексей Толстой упоминает в сокращённом виде свою «Песню о Гаральде и Ярославне», отосланную для публикации в томе собственного собрания сочинений.
  3. «Les deux pays» по-французски – в буквальном смысле слова «две страны». Понятным образом, такой lapsus linguae возмутил великодержавно настроенного Петра Валуева, и он тут же поминает Каткова.
  4. Фраза Тебенькова: «est une expression de nationalgarde, à peu près vide de sens», сказанная традиционно по-французски, — в переводе звучит как достаточно ядовитое замечание: «это почти бессмысленное выражение национальных гвардейцев».
  5. В конце абзаца Юрий Ханон вводит в комплект с известными ещё один латинский термин: «lapsus vitae», что по существу означает «ошибка жизни» или «оплошность существования».
  6. Упомянутый Марксом «lapsus pennae» Лассаля – это ещё один латинский вариант названия «описки» (ляпсус пера), то же, что и «lapsus calami».
  7. «Le fromage» по-французски – сыр (молочный продукт). Таким образом, вместо фразы «кабинет его квартиры был сырым», во французском переводе оказалось, что «кабинет его квартиры был сыром».
  8. «Canonise par le Pape» по-французски – и в самом деле «канонинзирован». Однако, как раз во времена Лескова (после поражения во франко-прусской войне) на вооружении французской армии очень широко была распространена пушка марки «Canon», а вся страна была крайне озабочена реваншистскими настроениями. Именно поэтому (как ляпсус сознания) у переводчика и выстрелила фраза: «расстрелян»..., причём, не как-нибудь, а –– из пушки (между прочим, любимый каламбур Эрика Сати).
  9. «Le savon» по-французски – это не просто мыло, а кусок туалетного мыла. Весьма примечательно должна выглядеть лошадь, облепленная этими кусками.

Источники[править]

  1. «М.М.Стасюлевич и его современники в их переписке», (в пяти томах), СПб., 1911-1913 гг., том 2, стр.335
  2. Корф М.А., «Записки». Москва: «Захаров», 2003 год
  3. И.С.Тургенев, Полное собрание сочинений и писем (в 28 томах). Москва-Ленинград, 1961-1968 гг: том 9, стр.198
  4. Валуев П.А., «Дневник». Москва: 1961 год, том 2, стр.103
  5. Салтыков-Щедрин М.Е., Собрание сочинений (в двадцати томах). Москва: 1965-1978 год, том 9, стр.248
  6. Вера Меркурьева, «Тщета». Москва: «Водолей Publishers», 2007 год
  7. Маркс К., Энгельс Ф., «Сочинения» в 47 томах (издание второе). Москва, 1954-1968: том 28, стр.243
  8. Маркс К., Энгельс Ф., «Сочинения» в 47 томах (издание второе). Москва, 1954-1968: том 29, стр.338
  9. Джаншиев Г.А., «Основы судебной реформы». Москва: 1881 год, стр.164-165
  10. Литературная критика: статьи о русской литературе XIX – начала XX века. – Москва: «Художественная литература», 1989 год
  11. Г.В.Плеханов, Сочинения (в 24 томах). Москва, Петроград, 1923-1927 гг.: том 21, стр.22-23
  12. «Футуристы». Первый журнал русских футуристов, №2. Москва, 1914 год
  13. Н.П.Карабчевский, «Что глаза мои видели». I. В детстве. II. Революция и Россия. Берлин, 1921 год
  14. Собрание сочинений А.В. Дружинина, Санкт-Петербург, 1867 год, том VII, стр. 306
  15. Н.С. Лесков. «На ножах». – Полное собрание сочинений, том 23. СПб., 1903 год, стр. 165
  16. М.И. Пыляев. «Замечательные чудаки и оригиналы». СПб., 1898 год
  17. 17,0 17,1 17,2 17,3 17,4 17,5 Корней Чуковский, «Высокое искусство». Москва: Советский писатель, 1968 год.