Алоэ

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Столетник»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
«Столетник» в природе (Мозамбика)

Ало́э или столе́тник (лат. Aloë) — суккулентные кустарники и небольшие деревья из крупного и широко распространённого рода алоэ (семейства ксанторреевых). Листья мясистые, мечевидные, усаженные по краю характерными загнутыми зубцами. Название алоэ происходит от латинского «Aloë», что значит — горький, как морская вода. Подобное слово с близким значением содержится также и во многих других языках. Наиболее известные виды алоэ — это знаменитый «столетник» (или алоэ древовидное) и алое вера (или настоящее).

Со времён Древнего Египта (и раньше) разные виды алоэ широко применяются в качестве лекарственного растения. Кроме того, оно известно как чрезвычайно неприхотливое и красивое комнатное растение, которое часто (ошибочно) называют «кактусом».

Алоэ в прозе[править]

  •  

Злобе и вспыльчивости не место в супружеской жизни. Замужней женщине к лицу строгость, но пусть эта резкость будет полезной и сладкой, как у вина, а не горькой, как у алоэ, и неприятной, словно лекарство.

  Плутарх
  •  

И старуха взялась устроить мне это дело и сказала: «Непременно принеси мне котелок и наполни его крепким уксусом, и принеси мне рятль молодого алоэ».

  — «Тысяча и одна ночь»
  •  

Оттуда Али-Баба перешёл в комнату благовоний, духов и курений — а это была последняя комната — и нашёл в ней все лучшие сорта и прекрасные разновидности вещей этого рода. Там веяло алоэ и мускусом и пахло запахом амбры и цибета, по комнате разносилось благовоние недда и всяких духов, и она благоухала шафраном и прочими ароматами.

  — «Али-Баба и сорок разбойников»
  •  

Пожалуй, мы не ошибёмся, если скажем, что появление первых кактусов и экзотических суккулентов в России связано с именем Петра I. Правда, сохранился документ времён правления царя Алексея Михайловича «Роспись всяким зельям, что привёз Английской земли оптекарь Яков Френшам», где значилось растение «алоешь» — алоэ. Возможно, что в то время не могли правильно определить растения и принимали кактусы за алоэ.[1]:29-30

  — Ростислав Седых, «Клуб Астрофитум»
  •  

...мало-помалу из тесных переулков начинает выдвигаться древний Рим, где тёмной аркой, где мраморным карнизом, вделанным в стену, где порфировой потемневшей колонной, где фронтоном посреди вонючего рыбного рынка, где целым портиком перед нестаринной церковью, и, наконец, далеко, там, где оканчивается вовсе живущий город, громадно воздымается он среди тысячелетних плющей, алоэ и открытых равнин необъятным Колизеем...

  Николай Гоголь , «Рим», 1842
  •  

Влекомый желанием попробовать знаменитое вино в самом его источнике и имея с собой рекомендательное письмо к г. Гордону, одному из главных торговцев винами в Хересе, отправился я одним ясным утром в Puerto S. María. Я не знаю, впрочем, бывают ли в Испании сумрачные дни: вот уже пятый месяц эта постоянная ясность неба меня неумолимо преследует. Все холмы и пригорки около Хереса усажены виноградом. О силе здешней растительности можно заключить уже по алоэ, которое беспрестанно попадается здесь вышиною сажени в 2 1/2, а иногда в 3.[2]

  Василий Боткин, «Письма об Испании», 1847
  •  

Но кактус особенно мил своею нелепостью среди грациозных южных растений, когда топорщит свои уродливые лапы около апельсинных дерев, которые здесь всегда раскидываются с идеальным изяществом, или около пальм, и тонких ветвей гранатов, и фисташковых дерев с их лоснящимися, маленькими, душистыми листьями. На тёмном фоне этой зелени ярко отделяется сизо-синее, матовое алоэ, которого колоссальные листья торчат, словно кинжалы.[2]

  Василий Боткин, «Письма об Испании», 1847
  •  

Мы вошли к доктору, в его маленький домик, имевший всего комнаты три-четыре, но очень уютный и чисто убранный. Хозяин предложил нам капского вина и сигар. У него была небольшая коллекция предметов натуральной истории. Между прочим, он подарил нашему доктору корень алоэ особой породы, который растёт без всякого грунта. Посади его в пустой стакан, в банку, поставь просто на окно или повесь на стену и забудь — он будет расти, не завянет, не засохнет. Так он рос и у доктора, на стене, и года в два обвил её всю вокруг. Когда мы пришли в свой отель часу в седьмом, столовая уж ярко освещена была многими канделябрами.[3]

  Иван Гончаров, Фрегат «Паллада», 1855
  •  

Плетни устроены из кустов кактуса и алоэ: не дай бог схватиться за куст ― что наша крапива! Не только честный человек, но и вор, даже любовник не перелезут через такой забор: миллион едва заметных глазу игл вонзится в руку.[3]

  Иван Гончаров, Фрегат «Паллада», 1855
  •  

— У вас цветы: вы любите их? — спросил он.
Она усмехнулась.
— Нет, — сказала она, — нам некогда цветами заниматься. Это дети с Акулиной ходили в графский сад, так садовник дал, а ерани да алоэ давно тут, ещё при муже были.

  Иван Гончаров, «Обломов», 1858
  •  

Беспечность ли народа тому виной или малое население ― не знаю; на каждом шагу встречается местность, которая для землевладельца была бы кладом; она отвечает на все условия выгодной разработки; сила растительности высказывается исполинскими алоэ, достигающими иногда до двух с половиной саженей; ко всему этому, между тем, со времени арабов, рука человеческая не прикоснулась.[4]

  Дмитрий Григорович, Корабль «Ретвизан», 1863
  •  

Он продолжал любоваться всей этой знакомой картиной, переходя глазами с предмета на предмет, и вдруг остановил их неподвижно на неожиданном явлении.
На крыльце, вроде веранды, уставленной большими кадками с лимонными, померанцевыми деревьями, кактусами, алоэ и разными цветами, отгороженной от двора большой решёткой и обращённой к цветнику и саду, стояла девушка лет двадцати и с двух тарелок, которые держала перед ней девочка лет двенадцати, босая, в выбойчатом платье, брала горстями пшено и бросала птицам.

  Иван Гончаров, «Обрыв», 1869
  •  

Таким образом койоты среди пустыни сумели приготовить себе ужин, не забыв при этом и десерта. Поужинав, они стали готовить к завтраку на следующий день блюдо, до такой степени любимое апачами, что одно из апачских племен, племя мецкалов, сделало его своей постоянной пищей и даже получило своё название от названия этого растения — мецкала.
У ботаников оно известно под названием мексиканского алоэ, которое в изобилии растёт в пустыне. Способ приготовления пищи из алоэ менее сложен, чем это можно было бы предположить. Вот как поступили койоты. Они нарвали сперва довольно большое количество мецкала, затем отрезали у каждого растения его расходящиеся лучеобразно от сердцевины твёрдые, длинные, как шпаги, листья и сняли с сердцевины кожицу. Тогда открылась беловатая, яйцевидной формы масса, толщиною с человеческую голову. Она и употребляется в пищу.[комм. 1]

  Майн Рид, «Затерявшаяся гора», 1882
  •  

На следующий день приступили к сооружению плотов. К счастью, возле реки росло множество деревьев, известных у голландцев под названием «кокер-боомов», которые, по утверждению Лауренса, вполне пригодны для сооружения плотов или паромов.
Кокер-боом — род алоэ. Его короткий и толстый ствол даёт материал, обладающий в высушенном виде всеми свойствами пробкового дерева.
На берегу реки устроили настоящую верфь. Все имевшиеся кокер-боомы были срублены и распилены на брёвна одинаковой величины, длиною в одиннадцать футов и три фута в диаметре. Знойное тропическое солнце быстро сушило их, так что можно было рассчитывать на скорое изготовление необходимого количества плотов.

  Майн Рид, «Переселенцы Трансвааля», 1883
  •  

Телорез, водяное алоэ. <...> Растёт на дне стоячих и медленно текучих вод почти всей Европы. Называется водяным алоэ потому, что листья его имеют некоторое сходство с весьма распространённым у нас растением — Aloe arborescens.

  Николай Золотницкий, «Аквариум любителя», 1885
  •  

— Это расцвёл Столетник, — сказал главный садовник и побежал будить владельца оранжереи, который уже две недели дожидался с нетерпением этого события.
Доски со стеклянных стен были сняты. Вокруг Столетника, молча, стояли люди, и все цветы с испугом и восхищением обернули к нему свои головы.
На высоком зелёном стержне Столетника расцвели пышные гроздья белоснежных цветов невиданной красоты, которые издавали чудный, неописуемый аромат, сразу наполнивший всю оранжерею. Но не прошло и получаса, как цветы начали незаметно розоветь, потом они покраснели, сделались пурпурными и, наконец, почти чёрными.
Когда же взошло солнце, цветы Столетника один за другим завяли. Вслед за ними завяли и свернулись уродливые листья, и редкое растение погибло, чтобы опять возродиться через сто лет.[комм. 2]

  Александр Куприн, «Столетник», 1895
  •  

Не успел мечтатель обернуться, как его схватило сзади что-то необыкновенно крепкое, могучее, эластическое, подбросило высоко в воздух и, помотав несколько секунд, как маятник, с силою швырнуло в иглистые кусты алоэ — полумёртвого, не столько от боли, сколько от ужаса непонимания и незнания, самого опасного и могущественного из ужасов...

  Александр Амфитеатров, «Землетрясение», 1897
  •  

Я с удовольствием наблюдал за нею, когда она нагибалась вперёд, брала из корзинки маленькие кусочки ароматичной древесины алоэ и бросала их в огонь.
Наполеон любит запах горящего алоэ, — сказала она, — никто не обладает такой тонкостью обоняния: он легко различает запах духов, даже спрятанных куда-либо!
— Император обладает чрезмерно развитым обонянием, — сказал Талейран, — придворные поставщики не особенно довольны этим!

  Артур Конан Дойль, «Дядя Бернак», 1897
  •  

Производит ли мистерия впечатление?
В первую минуту — да. Сильное, огромное.
Вдали Иерусалим, залитый розовыми лучами заходящего солнца. Горы, покрытые кактусами и алоэ.
Толпа с пальмовыми ветвями восклицает:
— Осанна!

  Влас Дорошевич, «Мистерия», 1902
  •  

Эти террасы — сплошные цветники самых роскошных цветов, самых изящных клумб. Цветы налиты как в блюдах, в низеньких цветничках, а на массивных мраморных балюстрадах ряды мраморных ваз с кустами алоэ. Им нет счёту. Из этого чудного букета поднимается мавританский дворец в стиле Альгамбры.

  Евгений Марков, «Очерки Крыма (Картины крымской жизни, природы и истории)», 1902
  •  

Я не могу дольше описывать его, но скажу еще, что он был небольшого роста, хил и стар, — так стар, что я стал считать его годы столетиями. Да, я помню еще, что чувствовался запах, едва ощутимый запах, похожий на алоэ или мирру или, возможно, на кожу, — и я подумал о музеях.

  О. Генри, «Дверь, не знающая отдыха», 1900-е
  •  

Как птицы, будем мы мчаться по лесам и равнинам, в быстрых пирогах переплывать вспененные реки, пока перед нами не засинеют священные воды озера Чад. На берегу его есть долина, запрещённая для людей. Там рощи стройных пальм с широкими листами и спелыми оранжевыми плодами теснятся вкруг серебряных ручьёв, где запах ирисов и пьяного алоэ.

  Николай Гумилёв, «Принцесса Зара», 1900-е
  •  

Над лесом видно было большую жёлтую луну. Неслышно скользила она и казалась хищником неба, пожирающим звёзды. Свадебный пир был окончен, факелы из ветвей алоэ потушены, и пьяные негры грузно валялись в кустах, возбуждая презрение воздержанных карфагенян.

  Николай Гумилёв, «Лесной дьявол», 1900-е
  •  

— Никогда мы не напечатаем подобного вздора! Кому из читателей нашего журнала интересны какие-то обитатели Конго, коррали, сок алоэ и князьки Корибу. Подумаешь, как это важно для нас, русских!
Он встал с дивана, взял меня за руки, приблизил своё лицо к моему и пронзительным шёпотом сказал:
— Так я вам признаюсь! Это написано об одесском Толмачёве и о закрытии им благородного собрания.
— Какой вздор и какая нелепость, — возмутился я. — К чему вы тогда ломались, переносили дело в какое-то Конго, мазали двери глупейшим соком алоэ, когда так было просто — описать одесский случай и прямо рассказать о поведении Толмачёва!

  Аркадий Аверченко, из рассказа «Корибу», 1910-е
  •  

Верёвки для якорей употребляются самые лучшие, притом, во избежание закручивания, вытянутые; некоторые рыболовы стали пользоваться гораздо более лёгкими и менее гниющими в воде, хотя (если они совсем белые) и более дорогими, т.н. джутовыми верёвками, употребляемыми больше для гимнастических снарядов. Кажется, однако, они делаются не из джута, а из жил листьев маниллы, лиственного дерева вроде алоэ.[комм. 3]

  Леонид Сабанеев (старший), «Жизнь и ловля пресноводных рыб», 1911
  •  

Даже среди высших растений много таких, жизнь которых очень непродолжительна. Жёлтый амарилис, например, проходит все ступени своего существования в течение 10 дней — как раз время, необходимое для развития листьев, цветов и семян; затем растение умирает естественной смертью. Интересно, что в том же семействе встречаются растения, отличающиеся долговечностью. Так, например, алоэ цветёт иногда только через 100 лет,[комм. 4] после чего умирает естественной смертью.[5]

  Илья Мечников, «Этюды оптимизма», 1913
  •  

Почва Вятской губернии имеет мало чернозёму, климат там суровый, и потому хлебопашество идёт с трудом. Рожь, пшеница и овёс – вот что, главным образом, может произрастать в этой почве. Тут мы не встретим ни кактусов, ни алоэ, ни цепких лиан, которые, перекидываясь с дерева на дерево, образуют в девственных лесах непроходимую чащу, которую с трудом одолевает томагавк отважного пионера Дальнего Запада, который смело пробирается вперёд под немолчные крики обезьян и разноцветных попугаев, оглашающих воздух...

  Аркадий Аверченко, из рассказа «Индейская хитрость», 1915
  •  

Это не выздоровление. Болел я тяжко в детстве и не один раз. Но в последних степенях забытья, когда родные видели, что я умираю, ― я жил с необъяснимой полнотой. В один из кризисов, например, я был в лесу из гигантских алоэ. И по лесу скакал в белом бурнусе араб на вороном коне. Потом мне объяснили, что на окне в горшке стоял куст алоэ, а на книжной полке ― том Лермонтова: «Бросал и ловил он копье на скаку». Но уверить меня в том, что у меня был бред, что я не был в том лесу ― меня никто не уверит, потому что это ― живейшее восприятие действительного за всю мою жизнь.[6]

  Сергей Григорьев, «Казарма», 1925
  •  

― В Москве в Ботаническом саду мне показали одно растение, вы, наверно, знаете ― часто держат в комнате, в нашем клубе тоже есть ― алоэ, столетник. Я читал, что его применяют как лекарство. Так вот, им один пионер принёс. Он купил крохотный горшок, никаких у него больше цветов не было. Он раздобыл книжку о цветоводстве, там было сказано, что алоэ растёт в пустыне, так что поливать его нужно редко, земля требуется самая плохая. Мальчику стало обидно, что он не может ухаживать за своим алоэ, он на книжку плюнул, пересадил, начал поливать, удабривать, словом обращался как с розой или с орхидеей ― и, представьте, чудо: алоэ так разросся, что не помещался в комнате, пришлось его отнести в Ботанический, в оранжерею. Не знаю, почему мне это сейчас пришло в голову. Не сердитесь, я вас, наверно, утомил разговором. Очень мне хотелось вас повидать…[7]:282

  Илья Эренбург, «Оттепель», 1955
  •  

Любители часто принимают алоэ за агаву, и при поверхностном знакомстве они действительно кажутся похожими. Однако виды алоэ происходят из Африки и относятся к лилейным, то есть у них совершенно иная морфология цветков. Цветоносы появляются сбоку между листьями и несут гроздья оранжево-красных и жёлтых колокольчатых цветков, иногда очень красиво переплетающихся. Разнообразные целительные свойства сока алоэ известны уже с древних времён, его используют для поверхностной обработки ожогов и против разных болезней. Применять сок алоэ внутрь можно только по рекомендации врача и в минимальных дозах. [8]

  Вальтер Хааге, «Кактусы» (Das praktische Kakteenbuch in Farben), 1960
  •  

К тому же ему в одну руку колют алоэ, в другую — ещё какую-то специю, и он малость шалеет ― больно. Мы с ним подумали-подумали и решили, что гораздо проще и для него, и для медицины было бы в одну руку ― луковицу, в другую ― головку чесноку. И дешевле. Но это почему-то нельзя.[9]

  Юлий Даниэль, «Письма из заключения», 1966—1970
  •  

Алоэ настоящему, как впрочем позднее и другим видам, приписывались магические свойства. Обычай народов Ближнего Востока вешать ветки алоэ над входом в дом якобы способствует долгой жизни и процветанию обитателей дома. Это, очевидно, связано с тем, что алоэ без воды и почвы может жить в течение нескольких лет. Этот обычай был известен в древней Ассиро-Вавилонии ещё 2000 лет тому назад. В Египте он сохранился до настоящего времени. На аккадском языке алоэ настоящее обозначалось si-ba-ru. От него произошло арабское sabr, saber, что означает терпение, выносливость. В русском языке сабур — сухой сгущённый сок алоэ, применяемый в медицине при лечении ожогов, трофических язв, абсцессов, флегмон; при приёме внутрь он действует как слабительное.[10]

  — Раиса Удалова, «Агавы, алоэ и другие суккуленты», 1994 г.
  •  

Аборигены запили всерьёз и стали проигрывать битву за битвой. Так и закончилась Великая империя ацтеков ― по пьяни. Загадочная голубая агава в московском простонародье зовется столетником. Алоэ.[комм. 5] Помните, родители совали в рот дурацкие листья вместе с мёдом ― от простуды? Или накладывали их на ссадины. Или настаивали алоэ на спирте ― уже от внутренних расстройств.[11]

  — Владимир Казаков, «Жидкий кактус», 1997

Алоэ в поэзии[править]

Алоэ вера (или настоящее)
(в питомнике лекарственных растений)
  •  

Причитал он: «Дорогая, не найти твоих дорог!
О, надежда, жизнь и чувство, сердце, полное тревог,
Насаждённое в Эдеме кто срубить алоэ смог?
Опалённого стократно, как огонь меня не сжег?»

  Шота Руставели, «Витязь в тигровой шкуре», начало XIII века
  •  

Густеет воздух, напоённый
Алоэ запахом и амброй драгоценной![12]

  Александр Грибоедов, «Кальянчи» («В каком раю ты, стройный, насаждён?...»), 1822
  •  

Благовонное алоэ
И душистые цветы
В пышном убранном покое
Нежат чувства и мечты.[13]

  Александр Полежаев, «Султан», 1838
  •  

Над морем раскинулась зелень садов:
Тут пальмы качались, там в иглах шипов
Желтели алоэ,
И облаком цвета дымился миндаль,
И плющ колыхал, как узорная шаль,
Шитьё кружевное.[14]

  Семён Надсон, «Лазурное утро я встретил в горах...», 1885
  •  

Благоуханьем сладостным алоэ
Его мечты я властно вознесла
В мой мир, где слито доброе и злое,
Где вечно-сущим кажется былое —
Вне времени, как вне добра и зла.[15]

  Мирра Лохвицкая, «Союз магов», 1895
  •  

Рощи пальм и заросли алоэ,
Серебристо-матовый ручей,
Небо, бесконечно-голубое,
Небо, золотое от лучей.

  Николай Гумилёв, «Рощи пальм и заросли алоэ…», 1908
  •  

Но будет белая заря
Пылать слепительнее вдвое,
Чем у бирманского царя
Костры из мирры и алоэ.

  Николай Гумилёв, «Северный раджа», 1908
  •  

Тогда бы вспыхнуло былое:
Князей торжественный приход,
И пляски в зарослях алоэ,
И дни весёлые охот.

  Николай Гумилёв, «Царица», 1909
  •  

Дух от неё идёт весьма приятный.
Её воспел средь острых гор грузин,
Всех любящих призывный муэззин, ―
Чей стих ― алоэ густо-ароматный.
Как барс, её он понял лишь один,
Горя зарёй кроваво-беззакатной.[16]

  Константин Бальмонт, «Пантера», 1917
  •  

Огнями созревает темнота.
В углах сосуды, где в густом настое
Хмелеет сказка и цветёт алоэ.

  Константин Бальмонт, «Чертог», 1917
  •  

Чёрный ангел спит на страже
Под алоэ у калитки.
По бедру его тихонько
Вверх и вниз ползут улитки

  Саша Чёрный, «Базар в Auteuil», 1927
  •  

Любезный Ариост, посольская лиса,
Цветущий папоротник, парусник, столетник,
Ты слушал на луне овсянок голоса,
А при дворе у рыб ― учёный был советник.[17]

  Осип Мандельштам, «Ариост», 1935
  •  

Я ел мясо лося, млея…
Рвал Эол алоэ, лавр
Ты ему: «Ого! Умеет
рвать!» Он им: «Я ― минотавр[18]

  Владимир Набоков, «Казак», 1939

Комментарии[править]

  1. По всей видимости, Майн Рид ошибочно называет «мецкал» мексиканским алоэ, скорее всего, это один из видов агавы. Алоэ же в диком состоянии в Мексике не растёт, это африканское и азиатское растение.
  2. И Куприн тоже путает и смешивает в своём рассказе «Столетник» сразу несколько легенд о растениях. В основном он описывает опять агаву. Столетники же не погибают после цветения.
  3. Вполне возможно, что в данном случае Леонид Сабанеев имеет в виду напротив — сизалевые или энекеновые верёвки из волокна агавы.
  4. В своей работе «Этюды оптимизма» Илья Мечников временами сообщает очень странные сведения, как про амариллис, так и про алоэ. Тот факт, что «алоэ цветёт иногда только через 100 лет» является скорее достоянием народной легенды, от которой и произошло название «столетник», а смерть после цветения — касается видов агавы, да и то не всех.
  5. И здесь Владимир Казаков продолжает ту же путаницу с агавами и алоэ. Разумеется, в данном случае имеется в виду голубая агава (текилана), из которой ацтеки «гнали» алкоголь.

Источники[править]

  1. С.Турдиев, Р.Седых, В.Эрихман, «Кактусы», издательство «Кайнар», Алма-Ата, 1974 год, 272 стр., издание второе, тираж 150 000.
  2. 2,0 2,1 В.П. Боткин. «Письма об Испании». Л.: Наука, 1976 г.
  3. 3,0 3,1 И.А. Гончаров. Фрегат «Паллада». Л.: «Наука», 1986 г.
  4. Д.В. Григорович. Сочинения в трёх томах. Том 3. М.: «Художественная литература», 1988 г.
  5. И.И. Мечников. «Этюды оптимизма». (1907-1913) — М.: Наука, 1988 г.
  6. С. Т. Григорьев. «Казарма». Круг: Альманах артели писателей. М.; Л. Круг. 1925. Книга 4.
  7. Илья Эренбург. «Оттепель». - М.: Советский писатель, 1956 г.
  8. Вальтер Хааге «Кактусы» (Das praktische Kakteenbuch in Farben). — М.: «Колос», 1992. — С. 75. — 368 с. — 25 000 экз.
  9. Юлий Даниэль. «Я всё сбиваюсь на литературу…», Письма из заключения. Стихи. Общество «Мемориал». Издательство «Звенья». Москва, 2000 г.
  10. Удалова Р.А., «Агавы, алоэ и другие суккуленты», СПб.: «Агропромиздат», 1994 г., 112 с., стр. 47
  11. Владимир Казаков. «Жидкий кактус», М: «Столица», 1997, №18
  12. А. С. Грибоедов. Сочинения. М., «Художественная литература», 1988 г.
  13. А. Полежаев. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1957 г.
  14. С. Я. Надсон. Полное собрание стихотворений. Новая библиотека поэта. Большая серия. —СПб.: Академический проект, 2001 г.
  15. Лохвицкая-Жибер М. А. Собрание сочинений тт. 1-5. — М., 1896-1898, СПб., 1900-1904 гг.
  16. К. Бальмонт. Избранное. — М.: Художественная литература, 1983 г.
  17. О.Э. Мандельштам. Собрание сочинений в 4-х т. — М.: Терра, 1991 г.
  18. В. Набоков. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. СПб.: Академический проект, 2002 г.

См. также[править]