«Особый старательский»

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Особый старательский» (англ. Prospector's Special) — фантастический рассказ Роберта Шекли 1959 года. Вошёл в авторские сборники «Осколки пространства» (1962) и «Маска утра» (исп.-англ. The Masque of Mañana, 2005).

Цитаты[править]

  •  

Телепортировка предметов со стационарного проектора в любую заданную точку была обычным способом доставки грузов на огромные расстояния Венеры. Телепортировать можно было любой неодушевлённый предмет. Одушевлённые предметы телепортировать не удавалось, потому что при этом происходили некоторые незначительные, по непоправимые изменения молекулярного строения протоплазмы. Кое-кому пришлось убедиться в этом на себе, когда телепортировка только ещё входила в практику.
Моррисон ждал. Воздушный вихрь достиг трёх футов в диаметре. Из него показался хромированный робот с большой сумкой.
— А, это ты, — сказал Моррисон.
— Да, сэр, — сказал робот, окончательно высвободившись из вихря. — Уильямс-4 с венерианской почтой к вашим услугам.
Робот был среднего роста, с тонкими ногами и плоскими ступнями, человекоподобный и наделённый добродушным характером. Вот уже двадцать три года он представлял собой всё почтовое ведомство Венеры — сортировал, хранил и доставлял письма.

 

Solidoporting from a base projector to a field target was a standard means of moving goods across the vast distances of Venus. Any inanimate object could be 'ported; animate beings couldn't because the process involved certain minor but distressing molecular changes in protoplasm. A few people had found this out the hard way when 'porting was first introduced.
Morrison waited. The aerial whirlpool became a mouth three feet in diameter. From the mouth stepped a chrome-plated robot carrying a large sack.
"Oh, it's you," Morrison said.
"Yes, sir," the robot said, now completely clear of the field. "Williams 4 at your service with the Venus Mail."
It was a robot of medium height, thin-shanked and flat-footed, humanoid in appearance, amiable in disposition. For twenty-three years it had been Venus's entire postal service—sorter, deliverer, and dead storage.

  •  

— Глупо, просто глупо, — сказал старый робот. — Если б вы повидали с моё… Сколько раз мне попадались вот такие парни — лежат себе на песке в высохшем мешке из собственной кожи, а кости изгрызли песчаные волки и грязные чёрные коршуны. <…>
— Знаю, — ответил Моррисон. — Но кое-кто остаётся в живых, верно?
— Конечно, — согласился робот. — Я видел, как люди сколачивали себе одно, два, три состояния. А потом умирали в песках, пытаясь составить четвёртое.

 

"Foolish, downright foolish," the old robot said. "Pity you don't have my perspective. Too many's the time I've come across you boys lying in the sand in the dried-out sack of your skin, or with your bones gnawed to splinters by the sandwolves and the filthy black kites." <…>
"I know," Morrison said. "But some get through, don't they?"
"Sure they do," the robot said. "I've seen men make one, two, three fortunes. And then die on the sands trying to make a fourth."

  •  

А потом началось. Струйка превратилась в поток, рёв которого разогнал всех коршунов и волков. Целый водопад низвергался из вихря в гигантскую чашу.
Моррисон, шатаясь, побрёл к ней. «Попросить бы мне флягу», — говорил он себе, мучимый страшной жаждой, ковыляя по песку к чаше. Вот наконец перед ним стоял «Особый старательский» — выше колокольни, больше дома, наполненный водой, что была дороже самой золотоносной породы. Он повернул кран у дна чаши. Вода смочила жёлтый песок и ручейками побежала вниз по дюне.
«Надо было ещё заказать чашку или стакан», — подумал Моррисон, лёжа на спине и ловя открытым ртом струю воды. — конец

 

And then it came. The trickle became a roar that sent the wolves and kites fleeing in terror, and a cataract poured from the vortex to the huge punchbowl.
Morrison began staggering toward it. He should have ordered a canteen, he told himself thirstily, stumbling across the quarter of a mile of sand. But at last he stood beneath the Prospector's Special, higher than a church steeple, wider than a house, filled with water more precious than goldenstone itself. He turned the spigot at the bottom. Water soaked the yellow sands and ran in rivulets down the dune.
He should have ordered a cup or glass, Morrison thought, lying on his back with open mouth.

Перевод[править]

А. Иорданский, 1965

О рассказе[править]

  •  

Рассказы [сборника], подобные «Особому старательскому», ужасно надуманны — возможно, только писатель понял бы, насколько. Слова текут рекой, сюжет закручивается, концовка отдаёт довольно механической ноткой уныния.

 

Stories like Prospector’s Special are terribly contrived — perhaps only a writer would recognise how contrived. The words flow on, the plot churns, the ending strikes a rather mechanical note of dismay.[1]

  Брайан Олдисс
  •  

Ситуация вполне «джеклондоновская» <…>. Сюжет «телепортирован» из лучших образцов американской литературы времён «золотой лихорадки». <…> Шекли пишет своего старателя с явной любовью, наделяет его такими чертами характера, которые по давней литературной традиции всегда отличали разного рода первопроходцев. И главная из этих черт — целеустремлённость. Всегда и везде. Вопреки так называемому здравому смыслу, олицетворением коего в рассказе становится весьма симпатичный, по-своему добрый и отзывчивый, но со всех сторон железный робот-почтальон. Моррисон верит в себя и свою удачу, а Шекли верит в Моррисона — «замечательного американского парня» Моррисона, быть может, потомка тех, кто <…> всегда был твёрдо убеждён, что сражается за «великую американскую мечту». В зависимости от времён менялась мечта. И «особый старательский» в неё вполне вмещается…
<…> рассказ можно принять всерьёз, умилиться железной — что там робот! — напористости героя, пустить скупую слезу на сухой песок венерианской пустыни, который так и пышет жаром через обложку. А можно вместе с Шекли улыбнуться над бедолагой Моррисоном, который сейчас пустит в упомянутый песок десятки фантастических тонн голубой, прозрачной, холодной, безумно дорогой своей «великой американской мечты».
Впрочем, тут Моррисон — не первый и не последний…[2]

  Сергей Абрамов, «Этот многоликий Шекли: очерк творчества»

Примечания[править]

  1. B.S.F.A. Newsletter No. 17 / Vector 19a (June 1963), p. 4.
  2. Роберт Шекли. Миры Роберта Шекли. — М.: Мир, 1984. — С. 450-1. — (Зарубежная фантастика).
Цитаты из произведений Роберта Шекли
Романы Корпорация «Бессмертие» (1959) · Цивилизация статуса (1960) · Хождение Джоэниса (1962) · Десятая жертва (1965) · Обмен разумов (1965) · Координаты чудес (1968) · Варианты выбора (1975) · Алхимический марьяж Элистера Кромптона (1978) · Драмокл: Межгалактическая мыльная опера (1983) · Первая жертва (1987) · Билл, герой Галактики, на планете закупоренных мозгов (1990, с Г. Гаррисоном) · Принесите мне голову Прекрасного принца (1991, с Р. Желязны) · Коль в роли Фауста тебе не преуспеть (1993, с Р. Желязны) · Альтернативный детектив (трилогия 1993-97) · Божий дом (1999) · Гран-Гиньоль сюрреалистов (1999)
Сборники Нетронутое человеческими руками (1954, Нетронутое человеческими рукам · Седьмая жертва · Специалист · Стоимость жизни · Тепло · Чудовища) · Гражданин в космосе (1955, Безымянная гора · Билет на планету Транай · Кое-что задаром · Ордер на убийство · Проблемы охоты · Руками не трогать!) · Паломничество на Землю (1957, Бремя человека · Паломничество на Землю · Терапия) · Идеи: без ограничений (1960, Язык любви) · Лавка бесконечности (1960, Премия за риск · Четыре стихии) · Осколки пространства (1962, Дурацкий мат · «Особый старательский») · Ловушка для людей (1968, Абсолютное оружие · Ловушка для людей · Потолкуем малость?) · Вы что-нибудь чувствуете, когда я делаю это? (1971, Из луковицы в морковь · Прогулка) · Робот, который был похож на меня (1978, Бесконечный вестерн · Желания Силверсмита · Рабы времени · Я вижу: человек сидит на стуле, и стул кусает его за ногу) · Так люди ЭТИМ занимаются? (1984, Как на самом деле пишут профессионалы) · Собрание малой прозы Роберта Шекли (1991, После этой войны другой не будет · Червемир) · Машина Шехерезада (1995, Город мёртвых · День, когда пришли инопланетяне · Джордж и коробки · Машина Шехерезада · Персей · Семь молочных рек с кисельными берегами) · Компания «Необузданные таланты» (1999, Возвращение человека) · Зловещие сказки (2003, Бегство Агамемнона · Робот Кихот) · В тёмном-тёмном космосе (2014) · Лавка старинных диковин (2014, Сделка с дьяволом)
Остальная малая проза Арнольд и Грегор (цикл) · Лабиринт Минотавра · Место, где царит зло · Охотники каменных прерий · Сопротивляясь сиренам · Шолотль