Город мёртвых (Шекли)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Город мёртвых» (англ. The City of the Dead) — иронично-сюрреалистический рассказ Роберта Шекли 1994 года, обыгрывающий древнегреческие мифы. Вошёл в авторские сборники «Машина Шехерезада» (1995) и «Зловещие сказки» (2003).

Цитаты[править]

  •  

Вам уже ничто не повредит — вы и так мертвы. Вы даже боли не можете почувствовать. Боль здесь заповедана, потому что заповедано удовольствие. Что едва ли не одно и то же.
Где нет удовольствия — нет и боли. Кто-то, может, посчитал бы это честной сделкой. Но только не мертвые из Города Мёртвых. Лишенные возможности мучить себя, они впадают в смертельную скуку, которая для них мучительнее во сто крат. В Аиде есть люди, которые каждый вечер перерезают себе горло. Но это ничего им не дает. Это всего лишь жест. Когда у вас больше ничего не осталось, то всё, что у вас есть в Аиде, — только жесты. Поэтому они приобретают здесь огромное значение. — вероятно, это вариант распространённой мысли

 

You can't hurt yourself, you're already dead. You can't feel any pain. Pain is forbidden. That is because pleasure is forbidden. Or unlikely, almost the same thing.
Where there is no pleasure, there's no pain. Some might think that a good tradeoff. The dead in the palace of the dead don't think so. Being unable to hurt yourself just makes the boredom that much more excruciating. There are people in hell who cut their throats every evening. It doesn't do anything. It's just a gesture. But gestures are important when you don't have anything else, and all you have in hell are gestures.

  •  

… росла высокая плакучая ива, её ветви полоскались в тёмных водах Леты, струившихся мимо нас с тихим бульканьем, напоминавшим предсмертный храп умирающего.

 

… close to an enormous weeping willow, its branches trailing in the black waters of Lethe which flowed silently past us with a slight gurgle, like a dead man's gasp.

  •  

В преисподней нечего продавать, и это повергает людей в кошмарное состояние, ведущее к полной атрофии покупательной железы. <…> Покупать-то нечего, но важно держать марку, отсюда и набитые рты.
И тем не менее бесплатно Харон перевозить отказывается. Безденежные вынуждены толкаться на берегах Стикса и пытаться его разжалобить. Но что может быть ужаснее, чем слушать скулёж мертвецов? — «Тантал»

 

Nothing's for sale in hell, and people down there get into a terrible mental condition due to atrophy of the buying gland. <…> So, nothing to buy, but form was important.
Nevertheless, [Charon] refused to take people aboard except for money. The moneyless dead used to gather on the Styx's near shore and complain. It is a terrible thing, having to listen to the dead whine.

  •  

Тантал не сразу привык к визитам римских императриц, забегавших к нему в гости даже прежде, чем предстать пред светлые очи своих отцов. Они посещали его как местную достопримечательность и свои вопросы к нему всегда облекали в крайне уважительную форму. А как же! Тантал был одним из местных старожилов, одним из самых первых ссыльных, одним из первопоселенцев Аида, из тех самых, что называли себя Первыми проклятыми, из первых преступников в истории! — «Тантал»

 

It had taken Tantulus a while to get used to visits from Roman Empresses who hadn't even been gleams in their daddy's eyes back in his day. They came to visit him because he was one of the sights, and they asked him questions all respectful-like because Tantulus was one of the old ones, one of the first settlers, one of the original population of Hell, The First Damned, they called themselves, the world's first criminals.

  •  

… Сизифа оставили работать, не обращая внимания не только на то, что он давным-давно устал и поизносился, но и на то, что фатально износились все атрибуты его наказания. Конечно, человеческий дух сделан настолько добротно, что не может окончательно износиться в такие короткие сроки, но валуны-то сделаны из другого материала. Так что Сизиф уже укатал их огромное количество. <…> Проблема в том, что постоянно возникает необходимость в новых валунах и даже в новых горах — кто ж может тягаться с законами природы? Он прокладывает своими валунами колеи, которые со временем становятся всё глубже и глубже — и вот, пожалуйста! — вся гора сточена напрочь! К тому же возникает проблема снабженцев, которые должны заниматься поисками подходящих — не плоских и не острых — камней. — «Сизиф»

 

… they kept Sisyphus working. Sisyphus got a lot of wear but he didn't wear out because human spirit is eternal and a good thing too, it needs all the longevity it can get. Sisyphus used to go through a lot of boulders. <…> But they kept on having to bring him fresh boulders, and they finally even had to change his mountain, because he simply wore it away with his boulder-rolling. Sisyphus' boulders cut deeper and deeper paths into the mountainside, wearing a scalloped path and finally wearing it all away. So the people in charge of that sort of thing had to go all over trying to find suitable boulders for him to carry up. The boulder couldn't be just any slab or rock;..

Перевод[править]

О. Васант, 1996

См. также[править]

Цитаты из произведений Роберта Шекли
Романы Алхимический марьяж Элистера Кромптона · Десятая жертва · Координаты чудес · Новое путешествие в Координаты чудес · Корпорация «Бессмертие» · Обмен разумов · Хождение Джоэниса · Цивилизация статуса ·
Повести и рассказы Безымянная гора · Бесконечный вестерн · Билет на планету Транай · Добро пожаловать в стандартный кошмар · Кое-что задаром · Ловушка для людей · Минимум необходимого · Мнемон · Ордер на убийство · Паломничество на Землю · Потолкуем малость? · Прогулка · Премия за риск · Проблема туземцев · Четыре стихии · Язык любви ·
Серия рассказов «Грегор и Арнольд» Мятеж шлюпки · Призрак V · Рейс молочного фургона ·