Охотники каменных прерий

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Охотники каменных прерий» (англ. Carhunters of the Concrete Prairie) — ироничная повесть Роберта Шекли 1989 года, написанная для антологии «Друзья „Основания“».

Цитаты[править]

  •  

Компьютер снова загудел и зашуршал файлами. <…>
— А ты можешь починить то, что сломано?
— Вопрос поставлен некорректно, — ответил компьютер. — Зависит от того, найдём ли мы три литра красной плазмы второго типа. <…> От неё зависит жизнедеятельность компьютера.
— Вроде газолина, что ли?..
— Не совсем, — сказал компьютер. — Вообще-то это психолубрикант, нечто вроде смазочного материала, которым следует обрабатывать инференциальные блоки, с тем чтобы правильно прокладывать курс.

 

The computer made file-riffling noises. <…>
“Can you fix what’s wrong?”
“That question is not quantifiable,” the computer said. “It depends upon finding about three liters of
red plasma type two. <…> It’s what the computer runs on.”
“Like gasoline?”
“Not exactly,” the computer said. “It is actually a psycholubricant needed by the inferential circuits
to plot their probabilistic courses.”

  •  

— И за какими же такими машинами вы охотитесь?
— Да за разными. Тоже, можно сказать, питаемся падалью. Пожираем машины. Едим все подряд — и тракторы, и мини-тракторы, но в этих краях их встречается все меньше и меньше. Люди говорят, что мини-тракторы теперь почти что вывелись. А мой отец помнит совсем другие времена. Помнит, как их тут разъезжали целые стада, повсюду только они.
— Да, теперь такого, конечно, не увидишь, — сочувственно произнес Хеллман, стараясь угодить охотнику.
— Ты правильно меня понял. И не то чтобы нельзя было прокормиться, особенно сейчас, летом. Буквально пару дней назад добыл большой и старый толстый такой «Студебеккер». Вон погляди, что от него осталось. Карбюратор и передние фары. Да вон там, в мусорном баке, слева от тебя.
Хеллман заглянул в открытый металлический контейнер и увидел, что там в машинном масле плавают карбюратор и фары.
— Неплохо выглядят, верно? Не знаю, употребляешь ли ты в пищу металл, но оценить такую добычу сможешь, просто уверен.
— Да, выглядят очень аппетитно, — сказал Хеллман. — Особенно в этом масле…
— Причём вторично использованном масле. А с ним ничего не сравнится, настоящий деликатес. Как-то раз попробовал приправить его растением, что тут водится. Мы называем его перец чили.
— Да, у нас тоже есть похожая штука, — сказал Хеллман.
— Чертовски тесна Галактика, — сказал охотник за машинами.

 

“What kind of cars do you hunt?”
“All kinds. We’re carnivores, in our limited way. We eat cars. We also eat trucks and half-tracks, but they’ve been getting rare in these parts. People say the half-tracks are about hunted out. Yet my father could tell you about herds of them that stretched from hill to hill as far as the eye could see. “
“Not like that any more, I suppose,” Hellman said, trying to fall in with the carhunter’s mood.
“You got that right. Not that it’s too difficult to stay fed, especially now, in summer. I got me a fat old Studebaker just two days ago. You’ll find a couple of its carburetors and headlights in the bin under you and to your left.”
Hellman could peer down through the metal wickerwork and see, in an open-topped metal box, headlights and carburetors half submerged in crankcase oil.
“Looks pretty good, don’t it? I know you don’t eat metal yourself, but no doubt you can empathize the experience.”
“They look tasty,” Hellman said. “Especially in all that oil.”
“Twice-used crankcase oil. Ain’t nothing like it. I’ve spiced it up a bit with a plant that grows hereabouts. We call it the chili pepper.”
“Yes, we have something like it, too,” Hellman said.
“Damn small galaxy,” the carhunter said.

  •  

… робот сказал:
— Я Хорхе, — произнеся это имя с настоящим испанским акцентом.
— Хорхе? Как Хорхе Луис Борхес? — спросил Хеллман. Терпения у него хватало лишь на чтение коротких рассказов, а потому этого писателя он знал.
— Да. Он считается святым, покровителем всех библиотекарей.

 

… the robot said, “<…>My name is Jorge.” He gave it the Spanish pronunciation, Hor-hay.
“Jorge? As in Jorge Luis Borges?” asked Hellman, a literate man when it came to very short stories.
“Yes. He is the saint of librarians.”

  •  

Пуатемичи, — роботы, изготовляющие дома, — <…> начинают своё существование в виде крошечных металлических сфер, внутри которых находились нечто вроде ДНК и столь же миниатюрные подвижные части. И вот, развиваясь, они как бы разворачиваются, медленно и неуклонно создают вокруг себя домик. Они — настоящие мастера по работе с камнем и деревом. В более зрелом возрасте пойктесмичи изготавливают кирпичи, обжигаемые в собственной, встроенной в них печи. В среднем каждый такой робот может построить шести-, а то и восьмикомнатный дом. И естественно, что вначале сделанные ими дома не отличаются особой архитектурной сложностью в виде разных там ниш, комнат-»фонарей», портиков и прочее. Ведь они были вынуждены таскать на себе эти дома да ещё раз в год производить перекраску. Но заложенные в них программы плюс присущий им изначально фактор расового управления (сокращённо РФП) позволяют производить все более и более совершенные конструкции. Селятся они, в основном, на окраинах, причём каждый пойктесмич занимает выделенный ему акр земли. По ночам, согласно древней традиции, на улицах зажигаются фонари, а в окнах появляется свет.

 

The Poictesmeans are housemaking robots. <…> began life as tiny metal spheres within which were infinitesimal moving parts, as well as a miniature chemical factory. The Poictesmeans started as little robots, hardly more than DNA and parts. From this their plan unfolded. They slowly began to build a house around them. They were equally skilled at working in wood or stone. By puberty they could make bricks in their own in-built kiln. Most Poictesmeans made six— to eight-room houses. These houses were not for their own use. It was obvious that the Poictesmeans didn’t need the elaborate structure, with its bay windows and carports, that they carried around with them, adding to bit by bit and painting once a year. But their instruction tapes, plus their racial steering factor (RSF) combined to make them produce finer and finer houses. They lived in neat suburbs, each Poictesmean occupying his allotted quarter acre of land. At night, in accordance with ancient ordinance, street lamps and house lights came on.

  •  

Сёмга оказалась просто великолепной, а картофель с розмарином был вообще ни с чем не сравним. <…>
— Удивлены? — спросил Бейзил. — Готов побиться об заклад, вы думали, что вас будут угощать машинным маслом и стальной стружкой, верно? Это наша повседневная пища. Правда, по особым праздникам любим побаловать себя отварными сальниками со штампованными железками.

 

The salmon was delicious, and the rosemary potatoes were second to none. <…>
“Surprised you, eh?” Basil said. “Bet you thought you’d get crankcase oil and steel shavings, eh? That’s the sort of stuff we eat, except for feast days when it’s boiled gaskets with iron punchings.”

  •  

— У вас здесь корабль?
— <…> Он на крыше здания, закамуфлирован под большой бесформенный объект.
 

 

“You have a ship here?”
“<…> It is outside on the roof, camouflaged as a large shapeless object.“

Перевод[править]

Н. Рейн, 2002 (с некоторыми уточнениями)

Цитаты из произведений Роберта Шекли
Романы Алхимический марьяж Элистера Кромптона · Десятая жертва · Координаты чудес · Новое путешествие в Координаты чудес · Корпорация «Бессмертие» · Обмен разумов · Хождение Джоэниса · Цивилизация статуса ·
Повести и рассказы Безымянная гора · Бесконечный вестерн · Билет на планету Транай · Добро пожаловать в стандартный кошмар · Кое-что задаром · Ловушка для людей · Минимум необходимого · Мнемон · Ордер на убийство · Паломничество на Землю · Потолкуем малость? · Прогулка · Премия за риск · Проблема туземцев · Четыре стихии · Язык любви ·
Серия рассказов «Грегор и Арнольд» Мятеж шлюпки · Призрак V · Рейс молочного фургона ·