Дождевая пыль

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Сплошная морось

Дождева́я пыль — очень мелкие дождевые капли (размером менее 0,1 мм.), едва заметная водяная взвесь, которая частично падает из дождевых облаков на землю, а частично летает в воздухе, подхватываемая ветровыми или восходящими потоками.

Наиболее частые случаи выпадания дождевой пыли — это морось и туман, во время которых влага осаждается из воздуха и не успевает соединиться в крупные капли. Дождевая пыль соответствует почти стопроцентной влажности воздуха и создаёт ощущение сырости, а также пронизывающей промозглости, если температура воздуха низкая.

Дождевая пыль в афоризмах и кратких высказываниях[править]

  •  

― Вечно за вас буду богу молить! ― счастливо выдыхает из, себя Гудков, и слова его, влажные и яркие, повисают в комнате повсюду, как дождевая пыль.[1]

  Сергей Сергеев-Ценский, «Бабаев», 1907
  •  

В десятом часу вечера с лицом, покрытым дождевою пылью, она подъехала его домику в Красном и постучала у двери и думала об одном ― только бы застать дома. Одного.[2]

  Пётр Краснов, «От Двуглавого Орла к красному знамени», 1922

Дождевая пыль в публицистике и документальной прозе[править]

  •  

По-моему, поэзия эта ― только непередаваемый золотой сон нашей души, которая вошла в сочетание с красотой в природе ― считая природой равно: и запах, и игру лучей в дождевой пыли, и мраморный обломок на белом фоне версальских песков, и лихорадочный блеск голубых глаз, и все, что не я…[3]

  Иннокентий Анненский, Письмо А. В. Бородиной, 1906
  •  

Судя по времени, солнце давно взошло, но небо было серое и пасмурное. Горы тоже были окутаны не то туманом, не то дождевой пылью. Скоро начал накрапывать дождь, а вслед за тем к шуму дождя стал примешиваться ещё какой-то шум. Это был ветер.[4]

  Владимир Арсеньев, «Дерсу Узала», 1923
  •  

Над Саввиной слободой стояла шумная, журчащая, рокочущая ночь ― таяли снега, дорогу распустило, вода хлюпала под колесами, из кромешной тьмы над головой струилась нудная дождевая пыль. Дождь начался, едва выбрались из Москвы на Звенигородский большак. Каменев вылез из телеги мрачный. Грязная изба, которую сняла для него за неделю раньше жена, еще больше расстроила его.[5]

  Иван Евдокимов, «Левитан», 1940

Дождевая пыль в мемуарах и художественной литературе[править]

  •  

Аннушка глянула из-за цепи наружу: смотрит она ― бесится там дождевая пыль: но в отсветах свечи ослепительным светом ударил в нее серебряный голубь, а над птицей мокрые свои кудри склонил человеческий лик; голос знакомый томным вошел в ее сердце, томным бархатом: Девицы-красавицы ― Светел теремок! Душеньки-подруженьки, ― Пейте пиво да медок![6]

  Андрей Белый, «Серебряный голубь», 1909
  •  

С неделю сеял мелкий спорый дождь, шуршал по крыше, сёк деревья, вздыхал и плакал, переставал на час-два и ― снова сыпался мелкой пылью. Город взмок, распух и словно таял, всюду лениво текли ручьи, захлебнувшаяся земля не могла более поглощать влагу и, вся в заплатах луж, в серых нарывах пузырей, стала подобна грязному телу старухи нищей. Солнце точно погасло, свет его расплылся по земле серой, жидкой мутью, и трудно было понять, какой час дня проходит над пустыми улицами города, молча утопавшими в грязи.[7]

  Максим Горький, «Жизнь Матвея Кожемякина», 1910
  •  

Иногда мне казалось, что кроткие, разрыхляя, как лишаи, каменное сердце жизни, делают его более мягким и плодотворным, но чаще, наблюдая обилие кротких, их ловкую приспособляемость к подлому, неуловимую изменчивость и гибкость душ, комариное их нытьё, ― я чувствовал себя, как стреноженная лошадь в туче оводов. Об этом я и думал, идя от полицейского. Вздыхал ветер, и дрожали огни фонарей, а казалось ― дрожит тёмносерое небо, засевая землю мелким, как пыль, октябрьским дождём. Мокрая проститутка тащила вверх по улице пьяного, держа его под руку, толкая, он что-то бормотал, всхлипывал. Женщина утомлённо и глухо сказала:
― Такая твоя судьба[8]

  Максим Горький, «Мои университеты», 1923
  •  

Моросил легкий серый дождь, оседая на лицах и одежде микроскопическими дождевыми пылинками. Артур Морлендер, ходивший взад и вперед по причалу, продрог и чувствовал легкий озноб. Сказать по правде, причиной тому был не петроградский дождичек. Все последние дни Морлендер испытывал отвратительное ощущение зверя, за которым идет охота.[9]

  Мариэтта Шагинян, «Месс-Менд, или Янки в Петрограде», 1924
  •  

Молонья так и засновала над пожаром и вкривь и вкось, как иголка у портного в руках, который наскоро дошивает перед праздником шубу; от грома село словно сдвинулось с места, и немногие тогда, добежавши под ливнем до дома и в перепуге потом прильнув к запорошенному дождевой пылью окну, разглядели, как бегал по пожарищу Михайлов батрак в приставшей к мокрому телу красной рубахе и раздувал головни и угольки, напружив толстые страшные скулы. Вышло, значит, всё так, что батрак хоть и пробатрачил у Михайлы задаром, пронежившись только с Марьей на полатях, перед последним концом рассчитался с ним всё же, и как раз по бариновой поговорке ― горячими угольками![10]

  Сергей Клычков, «Князь мира», 1927
  •  

― Должно же к ночи утихнуть! ― досадливо рассуждает Михаила, а ветер сыплет в лицо ему дождевую пыль и толкает от берега. Раздолбил Петрович большую дыру ― рука по плечо залезает и глянуть можно. Спичку зажжешь ― засияют внутри висящие хрустали.[11]

  Максимилиан Кравков, «Ассирийская рукопись», 1928
  •  

В Гостином дворе опечатывали книжные лавки. Мелкий, как пыль, октябрьский дождь матовым блеском оседал на жандармских касках. Сальный огарок задувало ветром, и мокрый сургуч ни за что не хотел разгораться. Жандарм неуклюже возился возле двери, стараясь приклеить печать. На подводе, ничем не накрытые и сваленные в беспорядке, мокли пачки книг.[12]

  Константин Большаков, «Бегство пленных, или История страданий и гибели поручика Тенгинского пехотного полка Михаила Лермонтова», 1928
  •  

Ваня схватил его за руку. Берг услышал стремительный гул, будто океаны шли на него, затопляя леса.
Тогда Берг оглянулся. Черный дым падал на озеро. Леса качались. За ними свинцовой стеной шумел ливень, изрезанный трещинами молний. Первая тяжелая капля щелкнула по руке.
Берг быстро спрятал этюд в ящик, снял куртку, обернул ею ящик и схватил маленькую коробку с акварелью. В лицо ударила водяная пыль. Метелью закружились и залепили глаза мокрые листья.[13]

  Константин Паустовский, «Акварельные краски», 1936
  •  

Пластинок было только две ― «Белая акация» и «Шумел, горел пожар московский». На дворе, как обычно во все дни эти, шел некрупный, нудный дождь. Дождевая пыль вместе с грязью залепляла наши окна. На стене у нас горела лампа в фонаре «летучая мышь». А Наполеон, виденный мной у бабушки на комоде, печально и певуче-дребезжащим, как у Павлюка, голосом, спрашивал из граммофона: За-че-ем я шел к тебе, Росси-и-йя, Евро-о-опу-у всю держа в руках?[14]

  Павел Нилин, «Знаменитый Павлюк», 1937
  •  

Разувшись, мы пустились бегом по клеклой земле. Первые капли попали в нас на середине расстояния. Но дождь не обрушился стеной, как этого можно было ожидать, он набирал силу постепенно и уверенно. А когда ударил он так, что над землей появился дым – мелкая водяная пыль от раздробившихся дождинок, мы успели юркнуть в открытую дверь амбара. Капли разбивались в пыль и в дым не только около земли, но и в воздухе, сталкиваясь друг с другом, поэтому прямоугольник амбарной двери был заполнен седою мглой, в которой переливались стеклышками, поблескивали частые дождевые струи. Ровный шум наполнял окрестности.[15]

  Владимир Солоухин, «Владимирские просёлки», 1957
  •  

С моря дул порывистый, гнилой ветер, который хлестал одежду прохожих, засевая их лица мелко моросящею дождевою пылью, и пробегал по крышам с завывающими, пронзительными порывами. Туман и дождливая холодная изморозь густо наполняли воздух, в котором царствовали мгла и тяжесть. Над всем городом стояла и спала тоска неисходная. На улицах было темно и уныло от мглистого тумана. Фонари, по весеннему положению, не зажигались.[16]

  Всеволод Крестовский, «Петербургские трущобы» (Часть 6), 1867
  •  

Небо какое-то рваное, клочьями вниз свисает, по верхушкам деревьев метет. И видно, как стряхиваются с исчерна-серых косм капли. А затем происходит дождь в дожде. С белёсой ― солнышко маленько подсвечивает с исподу ― глади высеивается дождевая пыль, а сквозь нее вдруг прорывается крупный косой дождь из сумрачных, низко свисающих туч. Обдало все, что есть на земле, отбарабанило по кожаным лопухам и сгинуло. С минуту-другую кажется, что дождь вовсе перестал, ан, нет, к мокрому лицу будто паутинка липнет ― по-прежнему сочится бледная высь. Новый охлест, на этот раз сзади, в спину, бросает вперед по скользоте.

  Юрий Нагибин, «В дождь», 1960-е
  •  

Что-то хлестко шлепает по спине, Савоня поднимает голову и догадывается, что задремал. Редкие крупные капли дождя косо вонзаются вокруг Савони, в пыль разбиваются о мохнатые головки тимофеевки.[17]

  Евгений Носов, «И уплывают пароходы, и остаются берега», 1970
  •  

Вода с шумом взрывалась на обкатанных позелевших валунах, подгрызала, подтачивала их исподволь и, не в силах одолеть, взлетала в небо, вся пронизанная жёлтым и сиреневым светом. Здесь, меж берегами, низко висел туман, он клубился и переливался, порой наполняясь багровым сияньем, и вот сквозь эти кровавые облаки и прорывались водяные пурпуровые вспышки, сея вокруг мелкую дождевую пыль и окрашивая ближние снега в темные охряные тона.[18]

  Владимир Личутин, «Вдова Нюра», 1973
  •  

Внизу на каменных плитах угрюмо отблескивали темные железные венки, стояли рядом свежие венки из цветов, прилипали к земле под дождевой пылью траурные ленты с белой и аспидно-черной бахромой, зловеще проступали на них знаки мальтийских крестов, и лежали среди железных венков целомудренные астры, нежно-красные гвоздики, каплями крови обронившие на грязные плиты лепестки, расползшиеся по готическим надписям на венках: «От солдат, воевавших в 225-й пехотной дивизии», «От резервистов бундесвера», «От бывших летчиков», «От бывших танкистов».[19].

  Юрий Бондарев, «Берег», 1975
  •  

К вечеру начался дождь. Мелкий, затяжной и противный. Глина в окопе сразу оплыла, и сапоги вязли в ней, как в трясине. За стеной дождевой пыли почти не просматривалось поле, исчезла видимость и перед окопами. Кочин приказал усилить боевое охранение. Он вошел в землянку, стянул пудовые от глины сапоги и сел, устало прислонившись к обитой досками стене.[20]

  Эдуард Хруцкий, «Операция прикрытия», 1984
  •  

Но жили вот, не томились тягостной работой наломился до посиненья, в бане десять потов спустил и опять как новый гривенник. И все три дня бусил дождь, пакостный ситничек: наплывет откуда-то из-за гор легкий туманец, словно костёр развели, потом засинеет по-над головою, бурак налетит с ветром, выполощет землю торопливо, нахлестом, а после долго не может успокоиться морось, такая касть, пылит и пылит. Приплавишься к берегу, чтоб под ёлкой схорониться, в пояс чертоломная таежная трава, и сразу насквозь мокр, будто выкупался, и уже не рад, что полез в жирную поросль. Все кругом каплет, нигде схорону-затулья, и одному бы Бурнашову пропасть тут, прямая погибель.[21]

  Владимир Личутин, «Любостай», 1987
  •  

Он открыл дверцу и выбрался из машины. Откуда-то из темноты прилетала редкая, но назойливая дождевая пыль. Она была холодная и колючая. Подняв воротник плаща, Гуров направился к дому Гайворонского.[22]

  — Алексей Макеев и Николай Леонов, «Гроссмейстер сыска», 2003
  •  

Очень плохо. Наверное, с внутренних равнин пришёл циклон. Только бы не дождь! Звёзд не видно. Всё вокруг заливает чернотой… Если пойдёт дождь ― конец! Если пойдёт дождь… Пошёл дождь. Невидимая морось обволакивает всё вокруг скользкой пылью. Это последний шанс. Пока тёплый камень ещё в состоянии впитывать и испарять влагу. Снова у «точки невозврата». За ней ― бесконечное трёхсантиметровое падение в бездну[23]

  Татьяна Соломатина, «Отойти в сторону и посмотреть», 2011

Дождевая пыль в поэзии[править]

  •  

Люблю грозу в начале мая,
Когда весенний, первый гром,
Как бы резвяся и играя,
Грохочет в небе голубом.
Гремят раскаты молодые,
Вот дождик брызнул, пыль летит,
Повисли перлы дождевые,
И солнце нити золотит.[24]

  Фёдор Тютчев, «Весенняя гроза», 1828
  •  

Ещё светло перед окном,
В разрывы облак солнце блещет,
И воробей своим крылом,
В песке купаяся, трепещет.
А уж от неба до земли,
Качаясь, движется завеса,
И будто в золотой пыли
Стоит за ней опушка леса.[25]

  Афанасий Фет, «Весенний дождь», 1857
  •  

Всё жаждет, истомясь от зною;
Всё вопиет: дождя, дождя!
И рады все, что солнце мглою
Покрылось, сумрак наводя.
Влачится туч густых завеса,
Грозя нам ливнем — и пыля,
Из-за синеющего леса,
Прохладой веет на поля.[26]

  Яков Полонский, «В засуху», 1890-е
  •  

А свет мелькнул и замаячил,
Колебля дождевую пыль…
Послушай: мне являться начал
Другой, другой автомобиль…[27]

  Владислав Ходасевич, «Автомобиль», декабрь 1921
  •  

Брызги ветра и дождевая пыль.
Сверху мгла, а снизу непролазно.
И попутчик сбоку неотвязно
Невегласит диковинную быль.
― Ты зачем же пошатилась с людьми,
Выходица из земного лона?
Древнее исчадие дракона,
Имя грозное у туч перейми.[28]

  Вера Меркурьева, «Попутчик», 9 октября 1933
  •  

Золотая пыль дождя и вечер
Вечность книг
Боль, усталость сердца, писем скуку
Ты уже постиг
Что ж, умри, забудь дела и горе
В золотой пыли дождей укройся
Или вновь живи не отвращаясь
Умирая думая не бойся
Все равно ты скажешь все что сможешь
Даже слишком много
Ведь достаточно чтоб пыль миров иных
Потемнев упала на дорогу...[29]

  Борис Поплавский, «Золотая пыль дождя и вечер...», 1934
  •  

Сквозь ветр и дождь отверженные Богом
И эта боль, которой слишком много,
Толкая ночь в притихший санаторий ―
За дверью плещут, плещут ковыли.
Еще темно. Едва синеют шторы
И слух и стекла в дождевой пыли.[30]

  Соломон Барт, «Сквозь ветр и дождь отверженные Богом...», 1938
  •  

Ветер вскинул пыль повыше,
И немного погодя
Вдруг ударили о крышу
Две дробиночки дождя,
И, качая подорожник,
Заставляя травы лечь,
Обложной осенний дождик
Начинает землю сечь.

  Борис Котов, «Сентябрь», 1940

Источники[править]

  1. Сергеев-Ценский С.Н. Собрание сочинений. В 12 томах. Том 1. — М.: «Правда», 1967 г.
  2. Краснов П.Н., «От Двуглавого Орла к красному знамени»: В 2 книгах. — Книга 1. — М.: Айрис-пресс, 2005 г. (Белая Россия)
  3. Серия «Литературные памятники». И. Ф. Анненский. Книги отражений. — Москва, «Наука», 1979 г.
  4. В.К. Арсеньев. «По Уссурийскому краю». «Дерсу Узала». — М.: Правда, 1983 г.
  5. И. В. Евдокимов. Левитан. — М.: Советский писатель, 1940 г.
  6. А. Белый. Сочинения в двух томах, (том первый). — М.: Художественная литература, 1990 г.
  7. Горький М. Собрание сочинений в 30 т. Том 8. — Москва: ГИХЛ, 1949 г.
  8. Максим Горький. Детство. В людях. Мои университеты. ― М.: Художественная литература, 1975 г.
  9. Мариэтта Шагинян, «Месс-менд». — М.: Правда, 1988 г.
  10. Клычков С.А. Собрание сочинений: в двух томах. — М.: Эллис-Лак, 2000 г.
  11. М. А. Кравков, Ассирийская рукопись. — Новосибирск: Западно-сибирское книжное издательство, 1970 г.
  12. Константин Большаков, Бегство пленных, или История страданий и гибели поручика Тенгинского пехотного полка Михаила Лермонтова. Роман. Стихотворения. — М.: Художественная литература, 1991 г.
  13. К.Г. Паустовский. «Золотая роза». — М.: «Детская литература», 1972. г.
  14. П.Ф.Нилин Сочинения в двух томах. Том первый. — М.: Художественная литература, 1985 г.
  15. Владимир Солоухин. Смех за левым плечом: Книга прозы. — М., 1989 г.
  16. Крестовский В.В. «Петербургские трущобы. Книга о сытых и голодных». Роман в шести частях. Общ. ред. И.В.Скачкова. Москва, «Правда», 1990 г. ISBN 5-253-00029-1
  17. Евгений Носов, Избранные произведения в 2-х т. — Том второй. М.: Советская Россия, 1983 г.
  18. В. В. Личутин. Повести. — М.: «Известия», 1981 г.
  19. Бондарев Ю. «Берег». — М.: Молодая гвардия, 1975 г.
  20. Э. Хруцкий. Операция прикрытия. — М.: «Вокруг света», №11-12, 1984 г.
  21. В.В.Личутин. «Любостай». — М.: «Современник», 1990 г.
  22. Леонов Н.И., Макеев А.В. «Гроссмейстер сыска». — М.: Эксмо, 2003 г.
  23. Татьяна Соломатина, «Отойти в сторону и посмотреть». — М.: Эксмо, 2011 г.
  24. Ф.И.Тютчев. Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1987 г.
  25. А. А. Фет. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. Третье издание. — Л.: Советский писатель, 1986 г.
  26. Я. П. Полонский. Полное собрание стихотворений. — СПб.: Издание А. Ф. Маркса, 1896. — Т. 2. — С. 394.
  27. В. Ходасевич. Стихотворения. Библиотека поэта (большая серия). — Л.: Советский писатель, 1989 г.
  28. Меркурьева В.А.. Тщета. — Москва, «Водолей Publishers», 2007 г.
  29. Б.Ю. Поплавский. Сочинения. — СПб.: Летний сад; Журнал «Нева», 1999 г.
  30. Соломон Барт. Стихотворения. 1915-1940. Проза. Письма. Москва, Водолей, 2008 г. «Но имя!.. Имя!.. Будет новоселье...»

См. также[править]