Белый мышьяк

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Skull and Crossbones.svg
Белый мышьяк

Бе́лый мышья́к, мышьяко́вистый ангидри́д или, по существу, окси́д мышьяка́(III) — неорганическое соединение с химической формулой As2O3, высокотоксичное соединение мышьяка, являющееся основным сырьём для получения других производных мышьяка. Оксид мышьяка (III) чрезвычайно ядовит. Его токсичность стала легендарной и широко описана в литературе как действующее вещество для борьбы с грызунами, а также для многочисленных криминальных убийств и самоубийств, в XIX веке за ним закрепилось мрачное прозвище «порошка для наследников». В большинстве ненаучных текстов, где встречается слово «мышьяк», можно быть заранее уверенным, что речь идёт не о самом мышьяке (как химическом элементе), а об этом белом порошке, которым когда-то травили крыс, мышей и других теплокровных. Довольно долго и в науке путали сам мышьяк и его оксид, принимая их за одно вещество. Это недоразумение было устранено Георгом Брандтом и Антуаном Лораном Лавуазье, которые доказали, что это разные вещества, и что мышьяк — самостоятельный химический элемент.

Кроме борьбы с грызунами, оксид мышьяка(III) используется для изготовления цветного стекла, а также в лесохимии и электротехнике полупроводников. В смеси с ярь-медянкой триоксид мышьяка образует красящее вещество — парижскую зелень, которая более не применяется из-за своей высокой токсичности.

Белый мышьяк в афоризмах и кратких определениях[править]

  •  

...когда жёлтый самородный мышьяк, стёрши с негашеною известью, в чистой воде подержишь сутки, чтобы они распустились, тогда от одного смрадного духу, который из сего состава выходит, и в скважинки проницать может, написанные оные слова почернеют...[1]

  Михаил Ломоносов, «Волфианская экспериментальная физика, с немецкого подлинника на латинском языке сокращенная», 1745
  •  

Возьми кусок ветчины и лопаточкой намажь мышьяку и тот кусок прибей гвоздём в том месте, где мыши бегают. Которые будут есть, те умрут, если вскоре воды не напьются; кошки от него мрут же.[2]

  Михаил Ломоносов, «Лифляндская экономия», 1760
  •  

...недавно в одном доме, вместо того чтоб посыпать пирожное сахаром, кухарка, по неосторожности, посыпала мышьяком, который хранился в шкафе, для истребления крыс![3]

  Фаддей Булгарин, «Иван Иванович Выжигин», 1829
  •  

Мышьяковая кислота имѣетъ бѣлый цветъ, весьма ѣдка; составляетъ ядъ, еще болѣе жестокій, нежели недокись мышьяка.[4]

  Иов Варвинский, «Начальныя основания всеобщей химии: Часть вторая», 1832
  •  

Эта кислота <мышьяковая> гораздо ядовитее белаго мышьяка.[5]

  Александр Нелюбин, «Общая и частная судебно-медицинская и медико-полицейская химия с присоединением общей и частной токсикологии или науки о ядах и противуядных средствах», 1851
  •  

Мышьяковая кислота отличается отъ мышьяковистої тѣмъ, что гораздо легче растворяется въ водѣ. <...> Эта кислота гораздо ядовитее белаго мышьяка.[5]

  Александр Нелюбин, «Общая и частная судебно-медицинская и медико-полицейская химия с присоединением общей и частной токсикологии или науки о ядах и противуядных средствах», 1851
  •  

...он в тот же день, перед вечером, размешал этот мышьяк с мукой при сыне повара (у него не было особенного места) и поставил его на блюдце в погребе. Последнее невероятно, потому что на блюдце мышьяк с мукой для мышей не ставят.[6]

  Иван Киреевский, из письма оптинскому старцу Макарию, 1855
  •  

Он без конца повторял только одно слово: «Отравилась! Отравилась!» <...>
Шарль перелистывал медицинский справочник, но ничего не видел: строчки прыгали у него перед глазами.
— Не волнуйтесь! — сказал г-н Оме. — Нужно только ей дать какое-нибудь сильное противоядие. Чем она отравилась?
Шарль показал письмомышьяком.
— Ну так надо сделать анализ, — заключил Оме..

  Гюстав Флобер, «Госпожа Бовари», 1856
  •  

Ничего-с, я только принял рюмку мышьяку.
Послали за доктором, за полицией, дали ему рвотное, дали молоко… когда его начало тошнить, он удерживался и говорил:
― Сиди, сиди там, я не с тем тебя проглотил.[7]

  Александр Герцен, «Былое и думы» (часть первая «Детская и университет»), 1860
  •  

Поел Борис Тимофеевич на ночь грибков с кашицей, и началась у него изжога; вдруг схватило его под ложечкой; рвоты страшные поднялись, и к утру он умер, и как раз так, как умирали у него в амбарах крысы, для которых Катерина Львовна всегда своими собственными руками приготовляла особое кушанье с порученным её хранению опасным белым порошком.[8]

  Николай Лесков, «Леди Макбет Мценского уезда» (глава пятая), 1865
  •  

― «А зельем не поила ты?
А мышьяку не сыпала?»
― «Нет! сохрани господь!..»[9]

  Николай Некрасов, «Кому на Руси жить хорошо», 1865-1877
  •  

Я использовал для своей консервирующей жидкости: 4 ф<унта> белого мышьяка, 2 ф поташа, 1 ф сулемы, 40 ф поваренной соли. Растворено в 40 галлонах воды.[10]

  Николай Миклухо-Маклай, «Раствор для сохранения крупных позвоночных для анатомического исследования», 1882
  •  

У отравившегося мышьяком старайся вызвать рвоту, для достижения чего полезно нюхать провизию, купленную в Охотном ряду.[11]

  Антон Чехов, «Врачебные советы», 1885
  •  

...мышьяковистый водород, при прохождении через накаленную стеклянную трубку, легко разлагается на водород и металлический мышьяк, который и осаждается в виде блестящего слоя на трубке, ниже накаленного места. Это и есть известная, весьма чувствительная реакция Марша на мышьяк.[12]

  Лев Бразоль, «О «гомеопатических» дозах» (публичная лекция), 1887
  •  

Несомненно одно: каждый автор, после того, как пищеварение его будет испорчено, должен сам подыскать себе наиболее подходящую диету <...> К указанным продуктам неплохо было бы примешивать небольшую, но действенную дозу мышьяка.

  Герберт Уэллс, «Что едят писатели», 1898
  •  

Мышьяк при некоторых болезнях очень полезное средство; но если человека заставить проглотить столовую ложку мышьяку — оба бесцельно погибнут. И человек, и мышьяк.[13]

  Арикадий Аверченко, «Чёрным по белому» (Алло!), 1913
  •  

Братья и мужья,
У кого нет ножа,
У того есть мышьяк![14]

  Велимир Хлебников, «Ах вы, сони! Что по-барски...» (из поэмы «Настоящее»), ноябрь 1921
  •  

Спасибо дьякон догадался: мышьяком, говорит, травите воробьёв. За осень столько этих птиц извели, куры стали дохнуть, только тогда бросили травить. А то у каждого на погребице кадушка солёных воробьёв стояла.[15]

  Алексей Толстой, «На рыбной ловле», 1923
  •  

― Так нетрудно, так несложно
Нашу вылечить тоску
Так нетрудно в чёрный кофе
Всыпать дозу мышьяку.[16]

  Георгий Иванов, «Грустно? Отчего Вам грустно...», 1923
  •  

Ездит он на крыс с мешочком «белого камня», мышьяка а то и просто «с голыми руками».[17]

  Иван Бунин, «Хороших кровей» 1924
  •  

Пусть так!
Лучше Музыка, чем мышьяк.[18]

  Марина Цветаева, «Крысолов (Детский рай)», 1925
  •  

Я не знаю жизни: мне подменили её еще тогда, когда я узнал хруст мышьяка на зубах у черноволосой французской любовницы...[19]

  Осип Мандельштам, «Египетская марка», 1927
  •  

Евгений Иванов <...>, готовивший сам себе обед на спиртовке из страха, что кухарка обозлится вдруг на что-нибудь и «возьмёт да подсыпет мышьяку».[20]

  Георгий Иванов, «Петербургские зимы», 1928
  •  

А крысий мышьяк
уступили дедушке
в грибочки
кисленькие.[21]

  Алексей Кручёных, «Катерина Измайлова», 1928
  •  

Острое отравление мышьяком обычно имеет место при покушении на самоубийство и убийство. Могут быть случайные отравления медицинскими препаратами, содержащими мышьяк, а также мышьяковистым водородом.[22]

  Василий Гиляровский, «Психиатрия», 1935
  •  

«Но как же узнать, есть там мышьяк или нет?» – спросил воображаемый собеседник, растерянно глядя на шоколад.
«Надо сделать небольшой опыт, – спокойно ответил знаменитый сыщик. – Способ Марша. Я как раз этим и собираюсь заняться».[23]

  Астрид Линдгрен, «Знаменитый сыщик Калле Блюмквист рискует», 1951
  •  

...мы подогреваем газ на спиртовке, и он распадается на водород и чистый мышьяк, причём мышьяк оседает на стенках пробирки в виде блестящего серо-чёрного налёта. Так называемое мышьяковое зеркало...[23]

  Астрид Линдгрен, «Знаменитый сыщик Калле Блюмквист рискует», 1951
  •  

– Пробовал ты тот шоколад, прежде чем дать Беппо?
Андерс изумлённо вытаращил глаза.
– И ты примчался сюда в семь утра, только чтоб меня об этом спросить?
– Да, потому что в нём был мышьяк, – сообщил Калле спокойно и тихо.[23]

  Астрид Линдгрен, «Знаменитый сыщик Калле Блюмквист рискует», 1951
  •  

Лучше всего принимают окраску стёкла, в состав которых входит окись свинца. Правда, в этом случае в шихту приходится вводить еще один компонент ― осветлитель, 0,3-1,0% «белого мышьяка» As2O3.[24]

  — Борис Казаков, «Элемент № 79 — золото», 1966
  •  

Соединения мышьяка ― так называемые кумулятивные яды, то есть накапливающиеся постепенно; наступает такой момент, когда концентрация их в организме становится опасной.[25]

  Борис Горзев, «Из писем в редакцию», 1970
  •  

Он сказал, что это Агнесса. Учит его тётку французскому языку и ябедничает матери. «Я её когда-нибудь отравлю мышьяком. Или изнасилую».[26]

  Юрий Трифонов, «Дом на набережной», 1976
  •  

И чёрт насыпал мышьяка
В морскую свежесть ветерка.[27]

  Игорь Чиннов, «Как будто серной кислотой...», 1978
  •  

Ты к ней на чай ходи и сыпь ей в чай мышьяк.
Побольше дозу дай, а начинай ― с дозинки...[28]

  Белла Ахмадулина, «Гребенников здесь жил. Он был богач и плут...», 1982
  •  

К примеру, так называемые кормовые фосфаты содержали обыкновенный мышьяк. И если бы какая-нибудь корова их нечаянно съела, то немедленно бы отравилась.[29]

  Артём Тарасов, «Миллионер», 2004
  •  

В течение нескольких столетий и до середины XIX века мышьяк возглавлял «хит-парад» ядовитых снадобий, излюбленных преступниками: во-первых, доступен практически любому, кто придумает благовидный предлог для покупки его в аптеке; во-вторых, не имеет вкуса и запаха, растворим в воде и может быть подмешан к любой пище; в-третьих, симптомы отравления очень напоминают признаки заболевания холерой...[30]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

Бытовало даже мрачно-шутливое название мышьяка: «порошок для наследников».[30]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

Попытки создать чувствительный и в то же время избирательный метод обнаружения мышьяка предпринимались уже с XVII века. <...> Первый метод, пригодный для криминалистических исследований, разработал знаменитый шведский химик Карл Вильгельм Шееле, аптекарь...[30]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

...чесночный запах при дыхании — один из клинических симптомов отравления мышьяком...[30]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

В 1836 году английский химик Джеймс Марш, ассистент знаменитого Майкла Фарадея, усовершенствовал метод Шееле. Он воспользовался нестойкостью арсина к нагреванию: при 300 – 400° этот газ разлагается, образуя простые вещества.[30]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

Интересно, что в организме человека содержится мышьяк (в среднем 18 мг) — вот блестящее подтверждение слов Парацельса: «Всё есть яд, и ничто не лишено ядовитости; одна лишь доза делает яд незаметным».[30]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

...мышьяк, блокируя сульфгидрильные группы <...>, выводит из строя ферменты. При этом нарушается течение биохимических процессов, обеспечивающих, например, передачу нервного импульса, тканевое дыхание и прочее. Отсюда клинические симптомы отравления мышьяком: снижение кровяного давления, признаки нарушения деятельности центральной нервной системы, судороги.[30]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

Более 30 лет назад в руках английского физикохимика Дэвида Джонса оказался кусок обоев из спальни Наполеона. Анализ показал, что на 1 м2 площади этих обоев приходилось 0,12 г мышьяка.[30]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

Согласно другой версии, в волосах была обнаружена сурьма, по ошибке принятая за мышьяк, а попадала она в организм с лекарством, которое регулярно принимал Наполеон.[30]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

Другую точку зрения на тайну смерти Наполеона высказал известный американский биохимик Эндрю Бенсон <...> Он считает, что Наполеон в течение долгого времени принимал укрепляющие средства, содержащие мышьяк.[30]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011

Белый мышьяк в научной и научно-популярной литературе[править]

  •  

Другие симпатические чернила составляются из свинцовых огарков, распущенных в ренском уксусе, ибо слов, сею материею на бумаге написанных, видеть не можно. Но когда жёлтый самородный мышьяк, стерши с негашеною известью, в чистой воде подержишь сутки, чтобы они распустились, тогда от одного смрадного духу, который из сего состава выходит, и в скважинки проницать может, написанные оные слова почернеют и явственны станут между многими листами, бумаги или и меж досками.[1]

  Михаил Ломоносов, «Волфианская экспериментальная физика, с немецкого подлинника на латинском языке сокращенная», 1745
  •  

Крыс и мышей можно мышьяком вывесть. Возьми кусок ветчины и лопаточкой намажь <белого> мышьяку и тот кусок прибей гвоздем в том месте, где мыши бегают. Которые будут есть, те умрут, если вскоре воды не напьются; кошки от него мрут же. Или возьми ложку негашеной извести, растопи, к тому возьми 2 ложки пшеничной или гречневой муки и одну ложку сахару, смешай все вместе, поставь, где они бегают, тут же поставить и воды, и они, наевшись и напившись, умрут. Сей последний способ лучше первого, ибо мышьяк есть жестокий яд, и когда мыши тот яд в хлеб или скотине в корм выблюют, то не безопасно. Хорошая кошка всего лучше, она легко может дом от мышей очистить.[2]

  Михаил Ломоносов, «Лифляндская экономия», 1760
  •  

Свойства. Мышьяковая кислота имѣетъ бѣлый цветъ, весьма ѣдка; составляетъ ядъ, еще болѣе жестокій, нежели недокись мышьяка. На воздухѣ расплывается. Тяжелѣе воды, но во сколько разъ, то еще не опредѣлено съ точностію. Отъ дѣйствія жара сначала плавится, а потомъ разлагается при температурѣ близкой къ краснокаленію, доставляя кислородный газ и недокись мышьяка. Мышьяковая кислота не дѣйствуетъ: на воздухъ и кислородный газъ. Дѣйствiе ея на горячiя тѣла подобно недокиси.[4]

  Иов Варвинский, «Начальныя основания всеобщей химии: Часть вторая», 1832
  •  

Мышьяковая кислота отличается отъ мышьяковистої тѣмъ, что гораздо легче растворяется въ водѣ, отъ азотнокислaгo серебра принимаетъ темнокрасный (кирпичный) цвѣтъ, а сърнистоводородный гасъ, пропущенный чрезъ растворъ кислоты образуетъ весьма медленно мутность, а потомъ уже даетъ желтоватый осадокъ. <...> Эта кислота гораздо ядовитее белаго мышьяка.[5]

  Александр Нелюбин, «Общая и частная судебно-медицинская и медико-полицейская химия с присоединением общей и частной токсикологии или науки о ядах и противуядных средствах», 1851
  •  

Я использовал для своей консервирующей жидкости: 4 ф<унта> белого мышьяка, 2 ф поташа, 1 ф сулемы, 40 ф поваренной соли. Растворено в 40 галлонах воды.
Говоря об этом новом растворе, я должен с благодарностью упомянуть, что г. Р. Х. Штайгер бывший правительственный химик-аналитик, помог мне своим теоретическим и практическим опытом. <...> Он советует мне при сохранении таких объектов, как человеческие тела <...> сохранять тело в соли. Он не думает, что сулема имеет важное значение, но полагает, что мышьяк хорош для предотвращения образования грибков.[10]

  Николай Миклухо-Маклай, «Раствор для сохранения крупных позвоночных для анатомического исследования», 1882
  •  

Ядовитые свойства элемента ― правда, в более прикладном смысле ― отражает и русское его название. «Мышьяк» означает просто-напросто яд для мышей. Мышьяковистый ангидрид издавна используется для борьбы с грызунами. Аналогичное название получил мышьяк и в некоторых других языках. К примеру, по сербо-хорватски мышь ― «мише», а мышьяк ― «мишомор».[31]

  Валентин Рич, «Мы говорим «водород». Мы говорим «протий». Мы говорим «аш». Почему?», 1965
  •  

Некоторые соединения золота имеют промышленное применение. В первую очередь, это хлорное золото AuCl3, образующееся при растворении золота в царской водке. С помощью этого соединения получают высококачественное красное стекло ― золотой рубин. Впервые оно было изготовлено еще в конце XVII столетия Иоганном Кункелем, но описание способа его получения появилось только в 1836 году. Раствор хлорного золота добавляют в шихту в процессе варки, а изменением дозировки получают различные оттенки стекла от нежно-розового до тёмно-пурпурового. Лучше всего принимают окраску стёкла, в состав которых входит окись свинца. Правда, в этом случае в шихту приходится вводить еще один компонент ― осветлитель, 0,3-1,0% «белого мышьяка» As2O3.[24]

  — Борис Казаков, «Элемент № 79 — золото», 1966
  •  

Пектины способны связывать катионы тяжелых металлов и мышьяка. Вырабатываются пектины плодами растений, например яблоками. Яблочный мармелад богат пектинами. Собственно, благодаря пектинам яблоки и образуют мармелад. Специально приготовленный мармелад профилактическими курсами в течение двух месяцев полагается выдавать рабочим вредных производств, работающих с тиоловыми ядами. Защитное действие пектинов объясняется способностью двух карбоксильных групп, содержащихся в каждом структурном звене, химически связывать катионы многих металлов, а также способностью этих веществ поглощать, как бы впитывая, различные вещества. В качестве же средства первой помощи при попадании мышьяка или других тиоловых ядов в желудок годится сырое куриное яйцо и даже просто молоко. Белок яйца альбумин или молочный белок казеин «принимают на себя» тиоловые яды, связывая их своими сульфгидрильными группами и защищая тем самым желудок.[30]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011

Белый мышьяк в публицистике и документальной прозе[править]

  •  

Человек настолько тщеславен и глуп, что вообразил он себе будто мы созданы единственно для него; несмотря на свою разумную душу, он не может однакож отличить толчёный сахар от мышьяка и ест цикуту, принимая её за петрушку, по внушению своего здравого рассудка...

  Камиль Фламмарион, «Жители небесных миров», 1862
  •  

Судья, который основывает свое решение на вероятных намерениях преступника, ― это турецкий паша, герой произвола, а не европейский юрист. Кто подсыпал сахару в питье, воображая, что он подсыпает мышьяк, не может быть осужден, как покусившийся отравитель, потому что в этом случае решение пришлось бы основать на вероятной догадке, что обвиненный хотел совершить преступление, а догадки не могут служить основанием решения; чтобы человека признать покусившимся отравителем, необходимо, чтобы он дал выпить вещество, которое есть яд, на основании бесспорных данных науки. Чтобы осудить человека за возбуждение ненависти и презрения, необходимо, чтобы чувства эти действительно были возбуждены сочинением.[32]

  М.Е. Салтыков-Щедрин, «Насущные потребности литературы», 1869
  •  

На борьбу с саранчей в 1917 году Советом туркестанского генерал-губернатора ассигновано 1.000.000 рублей. Залежи саранчевых кубышек замечены не менее, как на 100.000 десятинах. Уже закуплено на 70.000 рублей лакустисида, парижской зелени и белого мышьяка. Для работ предполагается использовать призванных в ряды армии и военнопленных.[33]

  — Хроника провинции, 10 февраля 1917
  •  

Птичье око, налитое кровью, тоже видит по-своему мир. Книги тают, как ледяшки, принесенные в комнату. Всё уменьшается. Всякая вещь мне кажется книгой. Где различие между книгой и вещью? Я не знаю жизни: мне подменили её еще тогда, когда я узнал хруст мышьяка на зубах у черноволосой французской любовницы, младшей сестры нашей гордой Анны. Всё уменьшается. Всё тает. И Гёте тает. Небольшой нам отпущен срок.[19]

  Осип Мандельштам, «Египетская марка», 1927
  •  

В самом начале XVII в. переведён был на русский язык «Устав ратных, пушечных и других дел», из которого русские люди хотели узнать для Себя полезное. Интересно отметить, что против иностранных названий веществ часто проставлялось русское, известное на Руси и до перевода «Устава»: глорит ― текучая сера, перепущенная селитра и сера горючая. Сульфур ― сера горючая живая. Витриолум альбум ― белый купорос, орименит ― белый мышьяк, аква фортис ― водка крепкая, или золоторазводная, антимониум ― сурьма, петролеум ― нефть и т. д.[34]

  Александр Арбузов, Краткий очерк развития органической химии в России, 1948
  •  

В течение нескольких столетий и до середины XIX века мышьяк возглавлял «хит-парад» ядовитых снадобий, излюбленных преступниками: во-первых, доступен практически любому, кто придумает благовидный предлог для покупки его в аптеке; во-вторых, не имеет вкуса и запаха, растворим в воде и может быть подмешан к любой пище; в-третьих, симптомы отравления очень напоминают признаки заболевания холерой, хорошо известной жителям средневековой Европы, или пищевого отравления. <...> Более подробно симптомы отравления мышьяком изобразил Гюстав Флобер в своем романе «Госпожа Бовари». <...> Но даже если появлялись подозрения в отравлении, доказать его было невозможно: не было методов обнаружения яда в пище и тканях жертвы. Поэтому бездушные отравители хладнокровно обрекали жертву на продолжительные мучения, как правило, ради наследства. Бытовало даже мрачно-шутливое название мышьяка: «порошок для наследников».[30]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

Попытки создать чувствительный и в то же время избирательный метод обнаружения мышьяка предпринимались уже с XVII века. Занимался решением этой проблемы, в частности, Роберт Бойль. Первый метод, пригодный для криминалистических исследований, разработал знаменитый шведский химик Карл Вильгельм Шееле, аптекарь по основной специальности (в XVIII веке аптекари одновременно были и химиками, потому что лекарственные средства им приходилось изготавливать самим). Суть метода сводится к следующему: триоксид мышьяка растворяют в соляной кислоте, добавляют цинк, выделяющийся в реакции цинка с кислотой атомарный водород («водород в момент выделения») восстанавливает мышьяк до газообразного мышьяковистого водорода, или арсина AsH3. (Как видим, пока эти действия аналогичны действиям Калле-сыщика). Шееле ограничивался получением арсина, не производя с ним дальнейших манипуляций. Достаточным признаком наличия мышьяка он считал характерный чесночный запах арсина (современные исследователи установили, что чесночный запах имеет не арсин, а сопутствующие ему другие летучие соединения мышьяка). Однако в конце XVIII века это открытие не совершило переворота в правосудии: не сведущие в химии присяжные и судьи не принимали в качестве доказательства запах. Кстати, чесночный запах при дыхании — один из клинических симптомов отравления мышьяком.[30]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

Соединения мышьяка ― так называемые кумулятивные яды, то есть накапливающиеся постепенно; наступает такой момент, когда концентрация их в организме становится опасной. Это вещество <парижскую зелень> применяют в основном против насекомых ― вредителей сельского хозяйства (специальной суспензией опрыскивают хлопчатник, сады, а порошком зелени обрабатывают водоемы, чтобы уничтожить личинки малярийного комара). Обращаться с ядохимикатом следует очень осторожно, а применять его для окраски стен в квартирах нельзя ― это вредно и для маляров, и для будущих хозяев квартир.[25]

  Борис Горзев, «Из писем в редакцию», 1970
  •  

В низких прокопченных комнатах своего «дворца» Глаубер изготовляет множество неизвестных до него неорганических соединений: соли свинца, олова, железа, цинка, меди, сурьмяные и мышьяковые препараты. Он открывает хлористые соли, предугадывает существование газообразного хлора (он называл его «очищенным духом соли»), находит способ выпаривания на водяной бане. И одновременно он расхваливал найденную им «панацею» ― средство, якобы исцеляющее все болезни. Это был мышьяк… Глаубер изготовлял из него снадобье, продавал его; занимался он продажей и некоторых своих технических секретов.[35]

  — Григорий Моисеев, «Рудольф Глаубер», 1970
  •  

Авторы повторяют нам все бредовые слухи тех лет как историческую несомненность: что в заводских столовых травят работниц мышьяком; что если скисает надоенное в совхозе молоко, то это — не глупая нерасторопность, но — расчёт врага: заставить страну пухнуть с голоду (так и пишут).

  Александр Солженицын, «Архипелаг ГУЛАГ» (том 2, глава 3. Архипелаг даёт метастазы), 1974
  •  

В 1836 году английский химик Джеймс Марш, ассистент знаменитого Майкла Фарадея, усовершенствовал метод Шееле. Он воспользовался нестойкостью арсина к нагреванию: при 300 – 400° этот газ разлагается, образуя простые вещества. Для тех, кто изучал Периодический закон, это неудивительно, ведь прочность связей в водородных соединениях неметаллов уменьшается в главной подгруппе с возрастанием порядкового номера элемента. Значит, фосфин РН3 менее прочен, чем аммиак NH3, а арсин еще менее прочен, чем фосфин. Именно методом Марша и воспользовался Калле <сыщик из рассказа Астрид Линдгрен>. Сначала он восстановил мышьяк до арсина <...>, затем осушил его, пропуская через безводный хлорид кальция, а потом нагрел трубочку, через которую проходил арсин, и произошло разложение <...>, а образовавшийся мышьяк в виде блестящего металлического зеркала осел на стенках трубочки.[30]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

Отдадим должное Астрид Линдгрен (а также переводчице её чудесной повести Н. Городинской) — техника эксперимента описана толково. Марш осаждал мышьяк на фарфоровой пластинке, расположенной у отверстия трубки. Такое же зеркало, только сурьмяное, можно наблюдать для соединений сурьмы. Чтобы не перепутать мышьяковое зеркало с сурьмяным, Марш доработал метод. Зеркальный налёт окислялся на воздухе и переводился в раствор в виде мышьяковистой кислоты Н3AsO3, которая, в отличие от соединений сурьмы, даёт желтый осадок с нитратом серебра <...>. Метод Марша обладал высокой для своего времени чувствительностью, позволяя обнаруживать мышьяк в образцах, содержащих от 0,001 мг этого элемента.[30]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

Над разработкой своего метода Джеймс Марш работал четыре года. Подтолкнул его к исследованию проблемы судебный казус. Некий Джон Бодл, угостивший своего дедушку кофе с мышьяком, был оправдан судом, потому что результат химического анализа на мышьяк не убедил присяжных. Анализ заключался в пропускании сероводорода через раствор мышьяковой соли, а проводил анализ по делу Бодла Джеймс Марш. Неудача в суде, из-за которой преступник остался безнаказанным, побудила Марша заняться разработкой надежного теста на мышьяк. А Джон Бодл впоследствии сам сознался в своем преступлении.[30]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

Вероятно, пытливый читатель хочет знать, в чем причина высокой токсичности соединений мышьяка. Действительно, соединения мышьяка относятся ко второму классу опасности (высокоопасные вещества). Наиболее ядовит мышьяковистый водород, или арсин (как видим, опыт Калле был <и в самом деле> небезопасен…). — Но газ неудобен в применении, поэтому широкое распространение получил «белый мышьяк» <мышьяковистый ангидрид>, тоже высокотоксичный. Для смертельного отравления, по некоторым сведениям, достаточно дозы в 60 – 70 мг.[30]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

Вообще, человек по своей природе такой химик, что ему ничего не стоит перегнать амброзию в синильную кислоту. Однако нужно быть большим занудой, чтобы угадать в каком-нибудь выдающемся открытии или в технической новинке едва различимый апокалиптический резонанс. Ну что, действительно, худого, зловредного в принципе Колеса? Кажется, ничего, ежели не брать в расчёт дурной пример Анны Карениной, у которой не оказалось под рукой порции мышьяка.[36]

  Вячеслав Пьецух, «Критика колеса», 2013

Белый мышьяк в физиологии и медицине[править]

Порошок для крыс
  •  

Точно так же, когда мы говорим, что мышьяк может быть обнаружен в весьма разведенных растворах посредством маршевского аппарата, то для проверки нужно взять прибор, содержащий цинк и серную кислоту, т. е. выделяющие водород, и прибавить известное количество кислородных соединений мышьяка, причем образующийся от действия водорода в момент его выделения из серной кислоты мышьяковистый водород, при прохождении через накаленную стеклянную трубку, легко разлагается на водород и металлический мышьяк, который и осаждается в виде блестящего слоя на трубке, ниже накаленного места. Это и есть известная, весьма чувствительная реакция Марша на мышьяк. Что бы вы сказали химику, если бы он сказал: «Не верю этой чувствительности». Вы бы ему ответили: «Испытайте, милостивый государь, тогда сами увидите».[12]

  Лев Бразоль, «О «гомеопатических» дозах», 1887
  •  

В лечении болезней меня поражала чрезвычайная шаткость и неопределенность показаний, обилие предлагаемых против каждой болезни средств ― и рядом с этим крайняя неуверенность в действительности этих средств. «Лечение аневризмы аорты, ― говорится, например, в руководстве Штрюмпеля, ― до сих пор дает еще очень сомнительные результаты; тем не менее, в каждом данном случае мы вправе испробовать тот или другой из рекомендованных способов». «Чтобы предотвратить повторение припадков грудной жабы, ― говорится там же, ― рекомендовано очень много средств: мышьяк, сернокислый цинк, азотнокислое серебро, бромистый калий, хинин и другие. Попробовать какое-либо из этих средств не мешает, но верного успеха обещать себе не следует»; и так без конца.[37]

  Викентий Вересаев, «Записки врача», 1900
  •  

Если тем не менее у рабочих на медных горных заводах иногда встречаются металлические отравления, то это явление зависит не от меди, а должно быть приписано парам свинца, мышьяка и сурьмы, нередко примешанных к медной руде.[38]

  Фёдор Эрисман, «Профессиональная гигиена», 1908
  •  

Наряду с количественными закономерностями привыкания организма к изменению среды большой интерес представляет также и точный анализ динамики процесса отвыкания. Например, парамеции, повысившие свою резистентность в результате привыкания к раствору мышьяка или хлористого кальция, не сразу возвращаются к норме при переносе их в исходные условия, но в течение ряда вегетативных поколений сохраняют свою повышенную резистентность (так называемые длительные модификации). Разумеется, в конце концов они полностью сравниваются с контрольными, не приучавшимися особями.[39]

  Георгий Гаузе, «Экология и некоторые проблемы происхождения видов», 1934
  •  

Острое отравление мышьяком обычно имеет место при покушении на самоубийство и убийство. Могут быть случайные отравления медицинскими препаратами, содержащими мышьяк, а также мышьяковистым водородом. Хроническое отравление может иметь место вследствие поступления пыли из ковров, птичьих чучел, а также у рабочих в никелевых, кобальтовых и медных рудниках, так как перечисленные руды содержат также и мышьяк. При остром отравлении развивается тяжелая картина с кровавой рвотой и кишечными расстройствами, желтухой, увеличением печени и селезенки, нередко кончающаяся смертью. В хронических случаях наблюдаются желтуха, бессонница, ослабление работоспособности, дурное самочувствие, страхи.[22]

  Василий Гиляровский, «Психиатрия», 1935
  •  

Более 30 лет назад в руках английского физикохимика Дэвида Джонса оказался кусок обоев из спальни Наполеона. Анализ показал, что на 1 м2 площади этих обоев приходилось 0,12 г мышьяка. Но ещё в конце XIX века были проведены исследования, доказавшие, что при содержании 0,015 г мышьяка на 1 м2 обоев жильцы помещения испытывают недомогания, в частности страдают желудочно-кишечными заболеваниями, которые прекращались после смены обоев. Обои с острова Святой Елены содержали мышьяка на порядок больше! Из обоев он мог поступать в воздух, оттуда в легкие… К этому процессу, скорее всего, причастна плесень Scopulariopsis bevcaulis, бытующая на острове. Известно, что эта плесень способна перерабатывать ядовитые для нее соединения мышьяка в газообразный триметиларсин, еще более ядовитый, но уже для людей. Недаром свита Наполеона постоянно жаловалась на желудочные хвори, приступы озноба и опухание конечностей — симптомы хронического отравления мышьяком. А тот факт, что обои в резиденции экс-императора страдали от плесени, подтвержден документально. Согласно другой версии, в волосах была обнаружена сурьма, по ошибке принятая за мышьяк, а попадала она в организм с лекарством, которое регулярно принимал Наполеон.[30]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

Другую точку зрения на тайну смерти Наполеона высказал известный американский биохимик Эндрю Бенсон <...> Он считает, что Наполеон в течение долгого времени принимал укрепляющие средства, содержащие мышьяк. Поэтому неудивительно, что мышьяк накапливался в волосах. Удивительно другое: почему ядовитое вещество прописывали в качестве, как теперь принято говорить, БАДа? Оказывается, издавна известно, что препараты мышьяка (разумеется, в умеренных дозах) улучшают состояние кожи, повышают выносливость организма. [30]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

С XVIII века в Англии в качестве средства от малярии продавался однопроцентный раствор арсенита калия, с 1809 года включенный в Лондонскую фармакопею под названием «Раствор доктора Фаулера». Женщины стали применять его для улучшения цвета лица: кожа становилась более упругой, приобретала модный бледный оттенок. Употребляла мышьяковистый препарат, например, Элизабет Сиддал, муза прерафаэлитов, жена Данте Габриэля Росетти. «Открыл» эту девушку художник-прерафаэлит Уолтер Деверелл, по словам которого у Элизабет «лицо ангела и глаза Медузы Горгоны, превращающие в камень любого, кто посмотрит на нее».[30]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

в 1851 году в одном из венских журналов появилась публикация о давнем обычае жителей Штирии, горного района в Австрии, поедать мышьяк. Благодаря ему горцы легче передвигались по пересеченной местности, меньше уставали, а кожа и волосы у них становились красивее.[30]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 2011
  •  

1 июня 1923. Пациенту сделана клизма, выпил стакан теплого чая, днем сделано промывание кишечника, в 14–00 инъекция МЫШЬЯКА <написано рукой>. Пациент весь день проспал, температура 36,3, пульс 90. К вечеру жалуется на боль в стопе, при осмотре небольшая краснота и болезненность при надавливании.
Комментарий. Впервые прямое указание на русском языке со стороны лечащего врача В. В. Крамера, ответственного за диктовку дневника, на мышьяк. Далее профессор В. В. Крамер чаще будет указывать сокращенное название и всегда без указания дозировки.
2 июня 1923. В 8-30 Владимиру Ильичу сделали инъекцию ars. Был Доброгаев. Пациент не может назвать предметы, которые видит. Все движения, которые ему продиктовали, он совершает неверно. Моча 1017–1023, немного белка 0,08-0,04, на 1000 4–5 гиалиновых цилиндра, оксалаты, ураты, отдельные эритроциты, сахара нет. Поставлена клизма, <далее удалено по этическим соображениям>.[40]

  — Валерий Новосёлов, «Смерть Ленина. Медицинский детектив», 2019

Белый мышьяк в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

  •  

Еще больше, чем за письмо Башилова, благодарю Вас, милостивый батюшка, и благодарю из глубины сердца за то, что Вашими святыми молитвами дело наше о хлебах несколько проясняется. Ключник после многих лживых изворотов наконец признался, что ему привезли мышьяк накануне этого дня ― будто для мышей ― и что он в тот же день, перед вечером, размешал этот мышьяк с мукой при сыне повара (у него не было особенного места) и поставил его на блюдце в погребе. Последнее невероятно, потому что на блюдце мышьяк с мукой для мышей не ставят. Около этого времени он выдавал муку повару для хлебов. Ключник говорит, что о мышьяке против мышей его просила девушка, которая ставит на погреб молоко, и что она об этом знала. Но она запирается. Между тем она в незаконной связи с поваром. Что ключник виноват, в этом нет сомнения.[6]

  Иван Киреевский, из письма оптинскому старцу Макарию, 1855
  •  

― Я скоро пойду спать надолго, ― сказал лекарь, ― и прошу только не поминать меня злом.
Спокойный вид Толочанова испугал моего отца, и он, пристальнее посмотрев на него, спросил:
― Что с тобою, ты бредишь?
― Ничего-с, я только принял рюмку мышьяку.
Послали за доктором, за полицией, дали ему рвотное, дали молоко… когда его начало тошнить, он удерживался и говорил:
― Сиди, сиди там, я не с тем тебя проглотил. Я слышал потом, когда яд стал сильнее действовать, его стон и страдальческий голос, повторявший: ― Жжет, жжет! огонь!
Кто-то посоветовал ему послать за священником, он не хотел и говорил Кало, что жизни за гробом быть не может, что он настолько знает анатомию. Часу в двенадцатом вечера он спросил штаб-лекаря по-немецки, который час, потом, сказавши: «Вот и Новый год, поздравляю вас», ― умер. Утром я бросился в небольшой флигель, служивший баней, туда снесли Толочанова; тело лежало на столе в том виде, как он умер: во фраке, без галстука, с раскрытой грудью; черты его были страшно искажены и уже почернели. Это было первое мёртвое тело, которое я видел; близкий к обмороку, я вышел вон.[7]

  Александр Герцен, «Былое и думы» (часть первая «Детская и университет»), 1860
  •  

Евгений Иванов — «рыжий Женя» — рыжий от бороды до зрачков, готовивший сам себе обед на спиртовке из страха, что кухарка обозлится вдруг на что-нибудь и «возьмёт да подсыпет мышьяку».[20]

  Георгий Иванов, «Петербургские зимы», 1928
  •  

Но добросовестный и сведущий врач пропишет каждому пациенту дозу лекарства, соответствующую, именно, его болезни и организму. Мышьяк очень полезен в малых дозах, но при усиленных приемах он может вызвать рак и отравление. Широковещательные выпуски таких руководств в массы я считаю равносильным, нет, хуже открытой продажи ядов на базарах, ибо яд разрушает лишь физическое тело, насилие же над тонкими центрами приводит к смерти духовной.

  Елена Рерих, Письма в Европу, 12 декабря 1934
  •  

Мы немедленно вышли на Руставский завод в Грузии по производству аммиачной селитры и на Воскресенский комбинат по производству кормовых фосфатов. Ни тот, ни другой свою продукцию никуда не экспортировали по вполне понятным причинам. К примеру, так называемые кормовые фосфаты содержали обыкновенный мышьяк. И если бы какая-нибудь корова их нечаянно съела, то немедленно бы отравилась.[29]

  Артём Тарасов, «Миллионер», 2004

Белый мышьяк в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

Феклистыч. ― Помилуйте, сударыня, да чем я тут виноват? Ведь крысы меня не послушают; уж мы не знаем, как от них отбиться: на погребе держать ничего нельзя, то и дело битую живность кидаем в соседский колодезь. Вон на святой у лакея Зиновья пукли прочь так и отъели, не успел прилечь, сердечушка, отдохнуть на лавку. Денег на мышьяк не жалуете: что ж мне делать? Ведь в карете этой ездить нельзя: что ж ей понапрасну пустой стоять?[41]

  Фёдор Ростопчин, «Ох, французы!», 1812
  •  

Штука-то, кажись, нехитрая, а поди-ка, откажись! Ездит он на крыс с мешочком «белого камня», мышьяка а то и просто «с голыми руками». Он говорит, что стоит ему войти в дом, где, предвещая всяческие беды, множатся крысы, как гурьбой потянется крысиное пискучее племя вон из дому, в степь, в яруги. Он появлением своим повергает в тревогу пауков, ткущих сети по углам, за образами. Он знает какие-то, только его роду ведомые, «отдушины» у скотины.[17]

  Иван Бунин, «Хороших кровей» 1924
  •  

― Мне снилось, будто у тебя во время обеда сделается что-то неожиданное. Потешь меня, милая, и сходи сама в кухню посмотреть, все ли исправно. Ты знаешь, что недавно в одном доме, вместо того чтоб посыпать пирожное сахаром, кухарка, по неосторожности, посыпала мышьяком, который хранился в шкафе, для истребления крыс!
― Боже мой, какие у тебя мысли! ― сказала Груня и вышла из комнаты, а я между тем разложил на маленьком столике привезенные мною галантерейные вещи и, кроме того, две тысячи рублей на платье.[3]

  Фаддей Булгарин, «Иван Иванович Выжигин», 1829
  •  

— Сейчас!.. Знаешь ли, чем ты рисковал?.. Ты ничего не заметил в углу налево, на третьей полке? Говори, отвечай, произнеси хоть что-нибудь!
— Не… не знаю, — пробормотал мальчик.
— Ах, ты не знаешь! Ну, так я знаю! Я! Ты видел банку синего стекла, запечатанную желтым воском, — она содержит белый порошок. На ней написано моей собственной рукой: «Опасно!» А знаешь ли ты, что в ней хранится?.. Мышьяк! И ты посмел прикоснуться к этому! Ты взял таз, который стоял рядом!
— Рядом! — всплеснув руками, воскликнула г-жа Омэ. — Мышьяк? Ты всех нас мог отравить!
Тут все ребята разревелись, словно уже ощутили жестокие схватки в животе.
— Или отравить больного! — продолжал аптекарь. — Так ты хотел, чтобы я попал на скамью подсудимых, в коронный суд? Ты хотел, чтобы меня повлекли на эшафот?

  Гюстав Флобер, «Госпожа Бовари» (пер. А.И.Ромм), 1856
  •  

Тогда он осторожно, точно гладя, дотронулся до ее живота. Она дико закричала. Он в ужасе отскочил.
Потом она начала стонать, сперва еле слышно. Плечи у нее ходили ходуном, а сама она стала белее простыни, в которую впивались ее сведенные судорогой пальцы. Ее неровный пульс был теперь почти неуловим.
При взгляде на посиневшее лицо Эммы, все в капельках пота, казалось, что оно покрыто свинцовым налетом. Зубы у нее стучали, расширенные зрачки, должно быть, неясно различали предметы, на все вопросы она отвечала кивками; впрочем, нашла в себе силы несколько раз улыбнуться. Между тем кричать она стала громче. Внезапно из груди у нее вырвался глухой стон. После этого она объявила, что ей хорошо, что она сейчас встанет. Но тут ее схватила судорога.
— Ах, боже мой, как больно! — крикнула она.
Шарль упал перед ней на колени.
— Скажи, что ты ела? Ответь мне, ради всего святого!
Он смотрел на нее с такой любовью, какой она никогда еще не видела в его глазах.
— Ну, там… там!.. — сдавленным голосом проговорила она.
Он бросился к секретеру, сорвал печать, прочитал вслух: «Прошу никого не винить…» — остановился, провел рукой по глазам, затем прочитал еще раз.
— Что такое?.. На помощь! Сюда!
Он без конца повторял только одно слово: «Отравилась! Отравилась!» Фелисите побежала за фармацевтом — у него невольно вырвалось это же самое слово, в «Золотом льве» его услышала г-жа Лефрансуа, жители вставали и с тем же словом на устах бежали к соседям, — городок не спал всю ночь.
Спотыкаясь, бормоча, Шарль как потерянный метался по комнате. Он натыкался на мебель, рвал на себе волосы — аптекарю впервые пришлось быть свидетелем такой душераздирающей сцены.
Потом Шарль прошел к себе в кабинет и сел писать г-ну Каниве и доктору Ларивьеру. Но мысли у него путались — он переписывал не менее пятнадцати раз. Ипполит поехал в Невшатель, а Жюстен загнал лошадь Бовари по дороге в Руан и бросил ее, околевающую, на горе Буа-Гильом.
Шарль перелистывал медицинский справочник, но ничего не видел: строчки прыгали у него перед глазами.
— Не волнуйтесь! — сказал г-н Оме. — Нужно только ей дать какое-нибудь сильное противоядие. Чем она отравилась?
Шарль показал письмо — мышьяком.
— Ну так надо сделать анализ, — заключил Оме..

  Гюстав Флобер, «Госпожа Бовари», 1856
  •  

Поел Борис Тимофеевич на ночь грибков с кашицей, и началась у него изжога; вдруг схватило его под ложечкой; рвоты страшные поднялись, и к утру он умер, и как раз так, как умирали у него в амбарах крысы, для которых Катерина Львовна всегда своими собственными руками приготовляла особое кушанье с порученным ее хранению опасным белым порошком. <...> Дивным делом никому и невдомек ничего стало: умер Борис Тимофеич, да и умер, поевши грибков, как многие, поевши их, умирают. Схоронили Бориса Тимофеича спешно, даже и сына не дождавшись, потому что время стояло на дворе теплое, а Зиновия Борисыча посланный не застал на мельнице.[8]

  Николай Лесков, «Леди Макбет Мценского уезда» (глава пятая), 1865
  •  

— Если вы считаете меня вправе убить сотню человек крахом банка, почему мне не убить одного человека ударом ножа или известною дозою мышьяку?

  Александр Амфитеатров, «Отравленная совесть», 1895
  •  

— Как долго вы пьете содовую воду? — спросил Шкарда.
— Пятнадцать лет, — гордо ответил Караус.
— Тогда еще не все потеряно. Несколько дней тому назад наука открыла, что содовая вода содержит мышьяк, который выделяется водородом, содержащимся в содовой воде. Вы, наверно, знаете, что такое мышьяк?
— Ах, боже мой! — воскликнул инспектор.
— Не говори «гоп», пока не перескочишь! Конечно, этого мышьяка в содовой воде не так уж много. Но если пить ее регулярно в течение нескольких лет, то впоследствии внезапно может случиться отравление организма, при котором сердечная деятельность останавливается. И уже после операции выясняется, что человек умер или от отравления мышьяком, или от паралича. Такая же смерть постигает, например, животных, которые подвергаются укусу змеи. Единственным спасением в таком случае служит большая доза алкоголя. Обычно бывает достаточно выпить поллитра коньяку.
— Давайте сюда пол-литра коньяку! — закричал инспектор.

  Ярослав Гашек, «Как пан Караус начал пить», 1913
  •  

Собаки не могут краситься сами, как дамы, об этом приходится заботиться тому, кто хочет их продать. Если, к примеру, пёс старый и седой, а вы хотите продать его за годовалого щенка или выдаёте такого дедушку за девятимесячного, то лучше всего купите ляпису, разведите и выкрасьте пса в чёрный цвет — будет выглядеть как новый. Чтобы прибавилось в нём силы, кормите его мышьяком в лошадиных дозах, а зубы вычистите наждачной бумагой, какой чистят ржавые ножи.

  Ярослав Гашек, «Похождения бравого солдата Швейка» (Глава XIV: Швейк в денщиках у поручика Лукаша), 1922
  •  

Бандит этот, вихрястый, на базаре говорил: будто теперь вводится новый натуральный налог на нас ― обывателей: каждый человек должен представить в местный исполком по сто двадцати воробьёв битых и по два зайца с души. Поди, не представь! А ружья, порох ― у населения отобрали, чем хочешь, тем и бей. Спасибо дьякон догадался: мышьяком, говорит, травите воробьёв. За осень столько этих птиц извели, куры стали дохнуть, только тогда бросили травить. А то у каждого на погребице кадушка солёных воробьёв стояла. Эх, Москва, Москва!..[15]

  Алексей Толстой, «На рыбной ловле», 1923
  •  

Нарывом Пузырев заболел за 30 копеек. Он пошел и купил на эти 30 копеек скипидару в аптеке. Затем у знакомого бухгалтера он взял на прокат шприц, которым впрыскивают мышьяк, и при помощи этого шприца впрыснул себе скипидар в ногу. Получилась такая штука, что Пузырев даже сам взвыл.
— Ну, теперича мы на этом нарыве рублей 50 возьмём у этих оболтусов докторов, — думал Пузырев, ковыляя в больницу.[42]

  Михаил Булгаков, «Паршивый тип», 1925
  •  

Калле вытащил из кармана синих штанов кусок шоколада и показал своему воображаемому собеседнику.
«У меня есть все основания предполагать, что этот шоколад отравлен мышьяком».
Воображаемый собеседник от страха поёжился.
«Ведь такие вещи случались и раньше, – безжалостно продолжал знаменитый сыщик. – А преступники часто подражают друг другу».
«Но как же узнать, есть там мышьяк или нет?» – спросил воображаемый собеседник, растерянно глядя на шоколад.
«Надо сделать небольшой опыт, – спокойно ответил знаменитый сыщик. – Способ Марша. Я как раз этим и собираюсь заняться».[23]

  Астрид Линдгрен, «Знаменитый сыщик Калле Блюмквист рискует», 1951
  •  

Когда Андерс наконец спустился, Калле посмотрел на него серьёзно и спросил:
– Пробовал ты тот шоколад, прежде чем дать Беппо?
Андерс изумлённо вытаращил глаза.
– И ты примчался сюда в семь утра, только чтоб меня об этом спросить?
– Да, потому что в нём был мышьяк, – сообщил Калле спокойно и тихо.
Лицо Андерса вытянулось и побледнело.
– Не помню, – прошептал он. – То есть я облизал пальцы… Я же Мумрика вымазал в этой каше, которая получилась у меня в кармане… А ты уверен, что…
– Да, – сказал Калле сурово. – Теперь пошли в полицию.
На ходу он рассказал Андерсу о проведённом опыте и страшной истине, которую обнаружил. Друзья сразу же подумали про Еву-Лотту, и на душе у них стало мрачно, как никогда. Они решили пока ничего ей не говорить.[23]

  Елена Стрельникова, «Мышь, мышьяк и Калле-сыщик», 1951
  •  

Мумрик ещё не вернулся из Стокгольма, с химической экспертизы, но полицию уже известили, что в мельчайших частицах шоколада, прилипших к Мумрику, действительно обнаружены следы мышьяка. А в той части плитки, что оставалась у Калле, мышьяка оказалось достаточно, чтобы убить человека. Какое счастье, что ребятам опротивел шоколад и они даже не притронулись к этой плитке![23]

  Астрид Линдгрен, «Знаменитый сыщик Калле Блюмквист рискует», 1951
  •  

Сняли ботинки и пустились кататься в носках по блестящему, натёртому паркету, падали, натыкались друг на друга, хохотали, было очень весело. Вдруг из белой с матово-пупырчатым стеклом двери вышла старая женщина с папиросой во рту и сказала: «Это что за бандитизм? Немедленно прекратите! Надевайте ботинки и марш в детскую!» Лёвка, ворча, подчинился. Спросили: это, что ли, его мать? Он сказал, что это Агнесса. Учит его тётку французскому языку и ябедничает матери. «Я её когда-нибудь отравлю мышьяком. Или изнасилую». Все прыснули со смеху, одновременно изумившись. Уж он скажет так скажет![26]

  Юрий Трифонов, «Дом на набережной», 1976
  •  

— Ты, должно быть, насмотрелся дешевой порнухи, где все только и думают, как бы трахнуть друг друга в самых неподходящих местах.
— В самых неподходящих?
— Именно, — наставительно сказала я, старая видеопрокатная крыса, поднаторевшая в самых разных типах порно; оказывается, все это никуда не ушло, все покоилось на мутном илистом дне моей души.
— Где, например? — Похоже, он живо заинтересовался.
— На задней площадке автобуса, на эскалаторе метро в час пик, на колокольне собора, в химической лаборатории во время опыта по получению мышьякового водорода.
— Это еще что за дерьмо?
— Это дерьмо используется в судебно-медицинской экспертизе для выявления малых доз мышьяка по способу Марша.

  Виктория Платова, «В тихом омуте», 1998

Белый мышьяк в стихах[править]

Баночка с «мышьяком»
  •  

«Молчать! Не по согласью ли
С крестьянином Савелием
Убила ты дитя?..»
Владычица! что вздумали!
Чуть мироеда этого
Не назвала я нехристем,
Вся закипела я…
Да лекаря увидела:
Ножи, ланцеты, ножницы
Натачивал он тут.
Вздрогнула я, одумалась.
«Нет, ― говорю, ― я Демушку
Любила, берегла…»
― «А зельем не поила ты?
А мышьяку не сыпала?»
― «Нет! сохрани господь!..»[9]

  Николай Некрасов, «Кому на Руси жить хорошо», до 1877
  •  

Живем, как жили, домишка ― свой,
В постели ― пух, а не сено-солома;
Если на вчерашний проклятый собачий вой ―
Так он не у нас, а за четыре дома…
Что же такое? В толк прямо не взять,
Уж не мать ли ее мутит ― верное слово!
Только и слышишь «Зять да зять!»
А за глаза мышьяком обкормить готова…[43]

  Валентин Горянский, «Тревога», 1916
  •  

Шагайте, усачи
И нищие девчонки!
Несите секачи
И с порохом бочонки!
Братья и мужья,
У кого нет ножа,
У того есть мышьяк!
Граждане города,
В конском дымящемся кале
Вас кричат ножи,
Вас ножи искали!..[14]

  Велимир Хлебников, «Ах вы, сони! Что по-барски...» (из поэмы «Настоящее»), ноябрь 1921
  •  

― Так нетрудно, так несложно
Нашу вылечить тоску
Так нетрудно в чёрный кофе
Всыпать дозу мышьяку.
― Я Вам очень благодарен
За практический совет.
Я не меньше Вас скучаю
Целых двадцать восемь лет.[16]

  Георгий Иванов, «Грустно? Отчего Вам грустно...», 1923
  •  

У нас: Brot, у них: прод,
И язык не берёт!
Думал: сдох, смотришь: прёт, ―
И мышьяк не берёт![18]

  Марина Цветаева, «Крысолов (Детский рай)», 1925
  •  

В белой косоворотке
бык завитой
Сергей
рога наставляет купцу
мучнистому
мученику.
А крысий мышьяк
уступили дедушке
в грибочки
кисленькие.
Рот искривился
брезгом черным
по лицу ― червячки.
И вся кухня всполошилась
побежала косяком
дверь ― в дверь ― дверь.
Катерина грозно крестится
привираючи со вздохом
поминальною слезой.[21]

  Алексей Кручёных, «Катерина Измайлова», 1928
  •  

И чёрт насыпал мышьяка
В морскую свежесть ветерка.
Пропитан едкой сулемой
Безлунный, тусклый сумрак мой.[27]

  Игорь Чиннов, «Как будто серной кислотой...», 1978
  •  

Слышь, искупи вину. Там у меня в мешках
хранится порошок. Он припасен для Зинки.
Ты к ней на чай ходи и сыпь ей в чай мышьяк.
Побольше дозу дай, а начинай ― с дозинки...[28]

  Белла Ахмадулина, «Гребенников здесь жил. Он был богач и плут...», 1982
  •  

В отставке сижу, в отставке!
Кусайте друг друга, шавки!
Ставьте десять раз на дню
Друг на друга западню!
Своему коллеге ловко
Мышьяка подсыпь в стакан!
У коллеги ― мышеловка,
У тебя зато ― капкан![44]

  Иван Елагин, «Монолог пенсионера» (из сборника «Тяжелые звезды»), 1986
  •  

А ты,
мой мудрый химик, преданный до страсти
естествоиспытательству, ночами
беззвёздными у вытяжного шкафа
мешаешь белый фосфор с мышьяком,
с толчёной костью, с серным ангидридом,
и ставишь перегонный куб голландский
на масляную баню, наблюдая
за чередой чудесных превращений,
сулящих избавленье от заморской
чумы.[45]

  Бахыт Кенжеев, «Благодарю за весточку, мой Яков...» (из цикла «Послания»), 1989
  •  

И покуда мы живы, покуда мы любим, пока
беспризорные вещи повсюду лежат в беспорядке,
ртутной соли раствор, металлический вкус мышьяка,
аромат миндаля нас с тобой не пугают на Святки.[46]

  Светлана Кекова, «Вот окончилось лето и снова настала зима...», 1990-е
  •  

Беломорский вития, о чём ты
беспокоишься, плачешь о ком,
в длани старческой, словно почётный
знак, сжимая стакан с мышьяком?[47]

  Бахыт Кенжеев, «Проповедует баловень власти...», 2005
  •  

Их крыши ― всех воображений выше,
Они приплыли из таких баллад,
Где бегают компьютерные мыши
И мышьяком отравлен шоколад.
Идя на дно, они уходят в бусы
На чёрном платье с голою спиной…
У них ничуть не изменились вкусы
С тех пор, как флот был парусно-гребной.[48]

  Юнна Мориц, «Их чудеса — в разбойничьих балладах...», 2008

Белый мышьяк в кинематографе и массовой культуре[править]

  •  

— Так вот, дорогой, на один галлон ежевичного вина я беру одну чайную ложечку мышьяка, пол-ложечки стрихнина и щепотку цианистого калия. Идеальный рецепт!
— Хм, сразу с копыт сбивает.

  — «Мышьяк и старые кружева», 1944
  •  

Мышьяк был моим союзником в борьбе против невидимого врага.

  — «Из Африки», 1985
  •  

…я на свой страх и риск накормлю его мышьяком. Наплевать, что папа судебный следователь!

  — «Собачье сердце», 1988
  •  

Я видел вас всех. Дворников и президентов, бандитов и ментов. Видел, как матери избивают сыновей, а отцы насилуют дочерей. Видел, как сыновья выгоняют матерей из дома, а дочери подсыпают отцам мышьяк.

  — «Ночной Дозор», 1998
  •  

Ох уж мне эта восточная культура… рахат-лукум с мышьяком вперемешку.

  — «Дневной Дозор», 1999
  •  

Оказывается, некоторые парни не переносят мышьяк…

  — «Чикаго» (мюзикл), 2002
  •  

Мы положили тебе сахар, потому что у нас не осталось мышьяка.

  — «Физика или химия» (сериал), 2008
  •  

А раз ей стало хуже, убивал ее не мышьяк. Мышьяк, видимо, боролся с убийцей. Он герой. Нужно парад ему устроить.

  — «Доктор Хаус» (Сезон 5), 2011

Источники[править]

  1. 1 2 М.В. Ломоносов. Полное собрание сочинений: в 11 т. Том 1. — М.-Л.: «Наука», 1984 г.
  2. 1 2 М.В. Ломоносов. Полное собр. соч.: в 11 т. Том 11. Письма. Переводы. Стихотворения. Указатели. Л.: «Наука», 1984 г.
  3. 1 2 Фаддей Булгарин, Сочинения. — Москва: «Современник», 1990 год
  4. 1 2 И. И. Варвинский. Начальныя основания всеобщей химии: Часть вторая (частичный перевод с Louis Jacques baron Thénard). — СПб., в типографии Александра Смирдина, 1832 гг. — С.331
  5. 1 2 3 А. П. Нелюбин. «Общая и частная судебно-медицинская и медико-полицейская химия с присоединением общей и частной токсикологии или науки о ядах и противуядных средствах». — СПб., в типографии Шатаба Отдельнаго Корпуса Внутренней Стражи, 1851—1852 гг. — С.19-20
  6. 1 2 Киреевский И. В., Киреевский П. В. . Полное собрание сочинений: В 4 томах. Том 3. Письма и дневник Ивана Васильевича Киреевского. — Калуга: «Гриф», 2006 г.
  7. 1 2 А.И. Герцен, «Былое и думы» (часть первая). Вольная русская типография и журнал «Колокол» (1866 г.)
  8. 1 2 Лесков Н.С. Собрание сочинений. — М.: «Экран», 1993 г.
  9. 1 2 Некрасов Н.А. Полное собрание стихотворений в трёх томах. Библиотека поэта. Большая серия. — Ленинград, «Советский писатель», 1967 г.
  10. 1 2 Н. Н. Миклухо-Маклай. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Статьи и материалы по антропологии и этнографии Юго-Восточной Азии и Австралии. Статьи по естественным наукам — М.: «Наукв», 1994 г.
  11. Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 4. (Рассказы. Юморески), 1885-1886 гг. — стр.154
  12. 1 2 Л. Е. Бразоль. Публичная лекция, читанная в Большой аудитории Педагогического музея 17 ноября 1887 г.
  13. Аверченко А. Т. Собрание сочинений в 13 томах. Т. 3. Круги по воде / сост. и комментарии С. С. Никоненко. — М.: Изд-во «Дмитрий Сечин», 2012. — С. 456.
  14. 1 2 В. Хлебников. Творения. — М.: Советский писатель, 1986 г.
  15. 1 2 А. Н. Толстой, Собрание сочинений. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1958 г. — том 1.
  16. 1 2 Г. Иванов. Стихотворения. Новая библиотека поэта. — СПб.: Академический проект, 2005 г.
  17. 1 2 И. Бунин. Полное собрание сочинений в 13 томах. — М.: Воскресенье, 2006 г.
  18. 1 2 М.И. Цветаева. Собрание сочинений: в 7 т. / Сост., подгот. текста и коммент. А. Саакянц и Л. Мнухина. М.: Эллис Лак, 1994-1995 г.
  19. 1 2 О.Э. Мандельштам. Проза. — М.: Вагриус, 2000 г.
  20. 1 2 Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков: в 3 т. Т. 1. А — И / Составители П. Е. Фокин, С. П. Князева. — М.: Амфора, 2007.
  21. 1 2 А. Е. Кручёных. Стихотворения. Поэмы. Роман. Опера. Новая библиотека поэта (малая серия). — СПб.: Академический проект, 2001 г.
  22. 1 2 В. А. Гиляровский. Психиатрия. Руководство для врачей и студентов. — М.: Медгиз, 1954 г.
  23. 1 2 3 4 5 6 Астрид Линдгрен. Знаменитый сыщик Калле Блюмквист рискует. — М.: АСТ, Астрель, 2008 г.
  24. 1 2 Б. Казаков. Элемент № 79 — золото. ― М.: «Химия и жизнь», № 6, 1966 г.
  25. 1 2 Борис Горзев. Наши консультации (редакционная колонка). Из писем в редакцию. — М.: «Химия и жизнь», № 6, 1970 год
  26. 1 2 Трифонов Ю.В. «Дом на набережной». — М.: Эксмо, 2008 г.
  27. 1 2 Чиннов И.В. Собрание сочинений в двух томах. — Москва, «Согласие», 2002 г.
  28. 1 2 Б. А. Ахмадулина. Избранное. — Москва. Советский писатель. 1988 г.
  29. 1 2 Артём Тарасов. Миллионер. — М.: Вагриус, 2004 г.
  30. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 Е. Стрельникова. Мышь, мышьяк и Калле-сыщик. — М.: «Химия и жизнь», № 2, 2011 г.
  31. В. Рич. Мы говорим «водород». Мы говорим «протий». Мы говорим «аш». Почему?. — М.: «Химия и жизнь», № 10, 1965 г.
  32. М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 9. — Москва, Художественная литература, 1973 г.
  33. Хроника провинции. — СПб.: газета «Новое время», 10 февраля 1917 г.
  34. А. Е. Арбузов, Краткий очерк развития органической химии в России (монография). — М.-Л: 1948 г.
  35. Г. Моисеев. «Рудольф Глаубер». — М.: «Химия и жизнь», № 10, 1970 г.
  36. В. А. Пьецух, «Критика колеса». — М: «Октябрь», №7, 2013 г.
  37. Вересаев В.В. Сочинения в четырёх томах, Том 1. — Москва, «Правда», 1990 г.
  38. Ф.Ф.Эрисман.Избранные произведения: в 2 т. — М.: Медгиз, 1959 г.
  39. Г. Ф. Гаузе Экология и некоторые проблемы происхождения видов. — Л., Наука, 1984 г.
  40. Валерий Новоселов. Смерть Ленина. Медицинский детектив. Серия: История медицины. — М.: Пятый Рим, 2020 г.
  41. Ф. В. Ростопчин. Ох, французы! — М.: «Русская книга» («Советская Россия»), 1992 г.
  42. Булгаков М.А. Рассказы. — Ленинград: Государственная типография им. Зиновьева, 1926 г.
  43. В. И. Горянский в книге: Поэты "Сатирикона". Библиотека поэта (большая серия). — Л.: Советский писатель, 1966 г.
  44. Елагин И.В. Собрание сочинений в двух томах. Москва, «Согласие», 1998 г.
  45. Бахыт Кенжеев. Сочинитель звезд: Книга новых стихотворений. — СПб.: Пушкинский фонд, 1997 г.
  46. С. В. Кекова Восточный калейдоскоп: Стихотворения 1980-х – 1990-х годов. — Саратов: Издательство ГосУНЦ «Колледж», 2001. — 72 с. — 250 экз.
  47. Бахыт Кенжеев. Названия нет: книга стихотворений. — Алматы: «Искандер», 2005 г.
  48. Ю. П. Мориц. По закону — привет почтальону! — М.: Время, 2008 г.

См. также[править]